Между Минусинском и Урянхаем было 4 тропы

Этнография старообрядцев Тувы

В истории освоения Тувы можно выделить три основных типа: промышленный, торговый и хозяйственный.

До появления русских Тува не знала производства, не знала городского уклада и не представляла из себя единого экономического целого. Это была страна, раздробленная на удельные княжества (хошуны), между которыми не существовало экономических связей. На первых порах обмен с тувинским населением вели крестьяне Минусинского края. А затем, когда была проведена пограничная линия, главными участниками ее стали пограничные казаки.

К концу XVIII, началу XIX века русско-тувинский обмен заметно увеличился. Этому способствовало, в частности, отсутствие соли в пограничном с Тувой Минусинском крае. Население этой территории вынуждено было покупать соль у тувинцев. Закупали ее казаки на пограничных караулах, а также крестьяне, выезжавшие в июне и сентябре на рыбную ловлю на реку Ус. В районе этой реки и поддерживалась русско-тувинская торговля. Торговые точки у русских казаков сосредоточивались на пограничных: Идижме и Шабин-Дабага (приток реки Ус впадающий в Енисей), у Бом-Хемчика, т.е. в устье Хем-чика, и у Хоин-Дабага.

Если говорить о промышленном освоении урянхайских земель, то начинать надо с 1838 года и в первую очередь упомянуть золотопромышленников. Прииски на границе появились в те же годы, когда они возникали в целом по Сибири, к концу 30 годов прошлого века. В 1838—1839 г.г. на Большом и Малом Алгияке (верхние притоки Систыг-Хема) были основаны два прииска — Спасский и Никитинский. Вскоре рядом с ними появились другие прииски. Для того, чтобы к ним можно было пробираться, была проложена специальная тропа, известная под названием Ямыльской. Она шла от с. Кужебара на Амыл.

В 70-ых годах началась разработка другого района, расположенного близ русской границы на реках Сесерлиг и Сексир. В 1883 г. на Осерлиге действовало 9 приисков. Тяжелые условия работы, низкая оплата труда и произвол приискового начальства вызывали стихийные протесты рабочих. Одной из самых распространенных форм их борьбы с предпринимателями являлись самовольные уходы. Нередко крестьяне, осведомленные о невыносимых условиях труда на приисках, нанимались только для того, чтобы попасть в Туву, а затем уйти с предприятия и заниматься земледелием. Так, в 1907 г. едва не сорвалась добыча золота на Тапсе из-за ухода большого числа рабочих.

Помимо золотых приисков, русские купцы и промышленники создали в Туве ряд предприятий полукустарного и кустарного типа. Там совместно работали русские и тувинцы.

Вслед за промышленным началось торговое освоение Урянхая. После заключения между Россией и Китаем торгового договора в Пекине (1860 г.) и принятия правил сухопутной торговли с Китаем (1862 г.), русские купцы получили право свободной и беспошлинной торговли по всей Туве. Согласно ст. 44 Пекинского договора, на всей пограничной линии Китая и России устанавливалась беспошлинная меновая торговля, а пограничные области были обязаны всячески содействовать и покровительствовать этой торговле.

Договор открыл широкий доступ в Урянхай более крупным русским купцам, которые до этого времени не принимали участия в торговле с ним. В 1863 году купец Веселков первым пошел с караванами в Туву. Вот что он писал: «В марте я первый решился снарядить и снарядил небольшой караван для торговли с урянхайцами, снабдив его разными товарами на сумму около 4 тысяч рублей. Операция эта, несмотря на неудобный подбор товаров, все-таки принесла для меня небольшую пользу».

В 1869 г. Веселков повторил поездку, вслед за ним в последующие годы в Туву направлялись Сафьянов, Бяков и другие купцы, но они уже шли не с караванами, а обосновались в Туве на продолжительное время, построили свои фактории и совершали крупные торговые операции. Постепенно в крупных торговцев превращались крестьяне-кулаки из старообрядцев — Вавилин, Медведев и другие, также систематически торговавшие с тувинцами. Самые крупные из торговцев — Сафьяновы и Бяковы — имели свои фактории, другие же торговали, «временно разъезжая по стране».

Торговлю с урянхайцами вели и отдельные крестьяне пограничных районов, в особенности усинские старообрядцы. Они выезжали в Туву на рыбные промыслы и увозили с собой порох, табак, ткани и другие товары для обмена на соль, скот, шкуры. Много продавалось здесь также металлических изделий: медные или латунные самовары, тазы, чашки, чайники, котлы и красная литая медь. Прибыльной статьей русского ввоза был табак. Купцы брали за это также рогатый скот, овец, лошадей, иногда верблюдов, овчину, лучшие сорта соболя, бобра, лисы, выдры, колонка.

Одним из видов торговли была «долговая”. Важной причиной разорения местного населения являлся метод долговой кредитной торговли. Из-за этого довольно часто происходили столкновения, что заставило генерал-губернатора Восточной Сибири Анучина командировать в Урянхай специального порученца Осташкина для разрешения всех споров. Что же удалось понять Осташкину?

Естественные условия, в которых происходила русско-тувинская торговля, были таковы, что заставляли местное население прибегать к кредиту, потому что расплатиться своим товаром оно могло только в определенное время года, в сезон. Купцы также могли продать свой товар только сезонно, ведь из Минусинска в Урянхай можно было попасть только в зимнее время, а летом через горные хребты при отсутствии дорог товар провезти было нельзя. Поэтому урянхайцы были постоянно готовы принять кредит, а торговец пользовался затруднительным положением в своих интересах. Таким образом, несовпадение по времени привоза товаров в Урянхай и поступление пушнины и скота было естественной основой для долговой торговли.

Первые русские поселенцы прибывают в Туву в начале 90-х годов из Усинского пограничного округа, который был образован в 1885 г. в целях защиты интересов действовавших в Туве русских промышленников и купцов из Минусинского района. Опорными пунктами переселенцев являлись села Усинское (1862 г.) и Туран (1885 г.). Первым по времени образования и крупнейшим по численности оседавших переселенцев был Турано-Уюкский район. Основным занятием переселенцев было земледелие и скотоводство, частично — промыслы и охота. Здесь же были крупные хозяйства предпринимателей.

В Тоджинском кожууне главным видом хозяйственной деятельности был охотничий и рыболовный промыслы, частично скотоводство. В конце XIX — начале XX веков осваивается Мало-Енисейский (Каа-Хемский) район. Его особенность — оседание там значительного количества старообрядцев. Подхребетинский район в подтаежной зоне Танну-Ола и Межегейской степи по сравнению с другими был по составу населения наиболее бедняцким. К этому же времени на Чаа-Холе, Хемчике и Шагонаре возникли поселения из бедняцких хакасских хозяйств.

В 1918 году в Урянхае было проведено подворное обследование, и статистическое ведомство Енисейской губернии получило весьма достоверные данные, свидетельствующие, что около 87% всех населенных пунктов возникло после 1905 г., причем больше половины из них приходится на 1911— 1917 годы. Таким образом, переселенческие приливы в Туву в основном отражают динамику переселенческого движения в Сибири.

В докладе Иркутскому генерал-губернатору один из царских переселенческих чиновников (1916 г.) пишет: «Население Урянхайского края в значительной мере состоит из выходцев соседней Енисейской губернии, на втором месте стоит Томская губерния и только 30 процентов русских жителей — выходцы других губерний.

Появление религиозной общины во главе с Иваном Афанасьевичем Липиным на реке Ус относится к 50-м годам XIX века. Старообрядческие поселения на р. Ус в виде двух деревень — Верхне-Усинской и Нижне-Усинской — вскоре стали перевалочными пунктами через Саяны в Туву (Урянхай). Сообщение с Урянхаем было налажено четырьмя путями. Первый начинался в деревне Арбатской, расположенной на р. Абакан, далее по реке Чехане на хребет Шабин-Дабага, к пограничному знаку № 24, затем по реке Кантегир на так называемый Сойотский хребет и в Тувинские степи. Это один из самых древних путей Между Минусинском и Урянхаем, тропа была доступна лишь с мая по октябрь.

Вторая тропа шла от деревни Григорьевки вверх по реке Кабеж до хребта Коломак, затем пересекалась в верховье Большой и Малой Оя, далее по хребтам Кызырсугский и Тежюльский спускалась вниз по реке Тежию до Усинского хребта. Из деревни Верхне-Усинской уже шел таежный путь правым берегом р. Иджима на Туран, Уюк и дальше. Третий путь был вариантом второго. А четвертый вел на золотые прииски Амогольской системы, эта дорога вела только в некоторые районы Урянхая.

Как правило, русские бедняки, попадая в русские поселения в Урянхае, сразу же становились батраками у зажиточных крестьян. В русских селениях существовало резкое имущественное расслоение. Крупные землевладельцы нещадно эксплуатировали русскую крестьянскую бедноту, широко использовали и труд тувинцев, работавших пастухами, пахарями и т.д.

Из каждого подобного типа населения оба народа черпали для себя положительную информацию. Тувинцы приспосабливались, приобретали навыки нового труда. Русские, перенимая опыт тувинцев, накопленный за долгие годы кочевой жизни, могли с меньшими трудовыми затратами обрабатывать землю в условиях сложного тувинского климата. Эти формы взаимообогащения можно продолжать и продолжать.

В истории каждого государства, будь оно большим или таким, как наша Тува, существует проблема белых пятен. Об одном из них я попытался немного поведать. Для того, чтобы нам не натворить ошибок сейчас, когда наступил новый этап в истории государственности Тувы, чтобы оставить мирное небо нашим детям, нужно просто взглянуть на нашу недавнюю, но очень важную для нас историю формирования межнациональных отношений.

Анатолий КАЗАЧАКОВ. г. Кызыл.

Подписывайтесь на канал Пономарь|ЯндексДзен, чтобы не пропускать интересные новости и статьи. Редколлегия сайта ПОНОМАРЬ, Кызыл.

Подписаться в ВК
Понравилась статья ОЦЕНИ!!!
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Расскажите о ней друзьям!!!
ПОНОМАРЬ