Владимир Чичерин

От автора

К написанию этой книги я пришёл не вдруг, а постепенно. В конце 80-х годов я работал в республике Тува в посёлке Хову-Аксы. По профессии я учитель истории, в 1985 году закончил Курский пединститут и приехал работать в Туву по зову сердца. Учителем не попал работать, а по путёвке комсомола работал в ИДН (инспекция по делам несовершеннолетних). Тоже с детьми и подростками, но несколько другого профиля поведения. Уже тогда у меня появилась первая информация о староверах. У нас в ОМ работал представитель староверов, я его много расспрашивал и стал искать литературу в библиотеках, но её было очень мало. Примерно в 1988-1990 годах появились первые статьи в «Комсомольской Правде» о семье Агафьи Лыковой, которая живёт совершенно изолированно, в тайне.

Я стал собирать материал о членах её семьи и о старообрядцах в целом. Таким образом, собирал, изучал материал и мечтал побывать и пожить в старообрядческой общине. Но всё разрешилось удачно: летом 2012 года я стал абсолютно свободным человеком, я получил возможность путешествовать в самые отдалённые и потаённые места тайги и гор. И вот, накопив достаточно знаний, хорошо подготовившись, отрастив густую бороду, летом 2012 года у меня созрело окончательно решение во чтобы то ни стало познакомиться со староверами и, если можно, немного пожить и пообщаться с ними. Первым старовером, с которым меня свела судьба, был Андрей Васильевич Пашинин.

Зубовка (Бурен-хем)
Зубовка (Бурен-хем)

Он проживает в посёлке Зубовка (ныне Бурен-хем). При первом общении мы как-то сразу прониклись друг к другу и проговорили с ним три дня. Я изложил ему цель своего приезда. И сказал, что хотел бы пожить в настоящем старообрядческом селе и спросил, сможет ли он мне в этом помочь. Он согласился, но прежде я ещё неделю гостил у него в селе, которое раньше было чисто на 100% старообрядческим, но под натиском цивилизации да и по другим причинам староверы покидали эти обжитые места. Он мне сказал: «Как ты окончательно соберёшься, я тебя отвезу в более отдалённое, чисто старообрядческое село, где сохранился «дух» старой веры: в посёлок Эржей, который находится в 180 км от Кызыла. 80 км по асфальту, а дальше, как он очень метко выразился, 100 км по тайге, по гомну медвежьему и бездорожью». Признаться по-честному, я совершенно всё представлял иначе.

Староверы – это замкнутое сообщество со своими устоями и законами. Но мне очень повезло, мой знакомый оказался на редкость общительным и очень начитанным человеком своими знаниями по истории. Он иногда ставил меня в тупик. Он стал мне хорошим другом и помощником в написании этой книги. Из разговоров с ним я получил представление о правилах поведения, принятых в их среде. При встрече со староверами, учил он меня, надо приветствовать их со словами «Здорово живёшь!». Общение с архивными документами, учение специальной литературы, собственное общение позволило мне осмыслить уникальный материал в свете сегодняшнего дня. Итак, уважаемые читатели, читайте, восхищайтесь, удивляйтесь, завидуйте, улыбайтесь, а также выражайте негодование и осуждение. Книга написана мною впервые, как говорится, это мой дебют. Она адресована максимально широкому кругу читателей.

С уважением к читателям,
Владимир Чичерин.

Предисловие

Старообрядцы Тувы – это малоизученная тема в истории старообрядчества в целом. На это существует ряд причин. До недавнего времени старообрядчество – общественное и религиозное движение, которое во все годы своего существования рассматривалось как пережиток, изжившее себя реакционное явление: кроме мрака и невежества в «расколе ничего нет». Вот такое мнение преобладало на протяжении
всего времени существования старообрядчества. Однако не все так думали, было и обратное мнение у наиболее прогрессивных историков. Так, в некоторых работах советских историков XX в. старообрядчество оценивалось как крупнейшее религиозное и социально-культурное движение, как феноменальное явление в нашей истории. Д. С. Лихачёв так охарактеризовал старообрядчество: «Живой остаток древней русской культуры, сохранивший её замечательные достоинства, но таких, к сожалению, мнений было очень мало. В целом же старообрядчество долгое время рассматривалось с идеологической точки зрения. Официальные власти вслед за православной церковью сразу после раскола в середине XVII века объявили старообрядцев косными, невежественными и бескультурными. Но это совсем не так. Поддерживали раскол и некоторые представители знатных богатых фамилий, самые известные – боярыня Морозова Ф. П. и её сестра княгиня Урусова (обе умерли от голода и пыток в воровской земляной тюрьме), князья Хованский и Мышецкий. Раскольниками были многие представители нарождающегося российского предпринимательства, купцы, казаки. Им сочувствовали чёрный простой люд.

Ревнители старой веры писали царю, но тот не откликнулся. Но они не прекратили свои проповеди и даже усиливают их, обращаясь к широким слоям верующих. Старообрядцы устраивали массовые заполощевания (голодную смерть) и самосожжение (гари). Гари следовали одна за другой. С 1675 по 1695 годы их было около сорока, погибло более 20 тыс. старообрядцев. А всё из-за чего старообрядцы стремились сохранять «древнее благочестие»? Противников реформы жестоко преследовали, и они бежали в глухие отдалённые места. Какие же они раскольники? Что они раскалывали? Они хранили ту веру, которую получили от отцов и дедов.

Уже и Русская Православная Зарубежная церковь едина с Русской Православной церковью. Но вот всё никак не можем мы братски обняться с братьями по вере, старообрядцами. Почему? Очень сильна у них обида на царское и на советское государство, на священноначалие, на большевиков, на коммунистов. Но и в самом деле: гонение, тюрьмы, ссылки, казни, сжигание заживо… – все прошли приверженцы старой веры. Крепость их веры сродни фанатизму, они уверены, что спасение можно получить только пребывая в вере Аввакумовой.

И поэтому более чем трёхвековой опыт преследований и гонений не прошёл даром для старообрядцев. Он научил их осторожности, скрытности, замкнутости. Не привлекать к себе внимания, не показывать своих религиозных убеждений, не позволять никому, более всего «кадровым» т.е. государственным чиновникам, вмешиваться в их жизнь – таковы во все времена правила существования старообрядцев. Но минули столетия, прошли годы перемен. Сегодня старообрядчество живо, довольно распространено в нашей
стране и Туве в частности. Кызыльская Старообрядческая община.

Старообрядческие общины есть во многих странах: Северной и Южной Америке, Австралии, Европе, Азии. Старообрядчество стало явлением международным. Староверы, живущие в Туве, – это всего лишь небольшая часть старообрядцев, проживающих в Сибири и в нашей стране.

Старообрядчество за бурный XX в. и начало XXI в. претерпевает изменения, и изменения эти идут в основном в сторону расшатывания и разрушения старообрядческих устоев и традиций. Конечно, мне трудно судить о расшатывании устоев, но это всё же происходит, я сам видел это своими глазами. Работая над этой книгой, я изучал и осмысливал собранный материал. Общаясь со староверами, людьми старшего поколения, мне удалось установить с ними тёплые доверительные отношения, а по-другому никак не было бы этой книги.

Глава 1. Как попали старообрядцы в Туву.

Основная масса старообрядцев попали в Туву, как и многие русские переселенцы, в конце XIX начале
XX веков. Об этом свидетельствуют имеющиеся архивные, литературные источники, воспоминания старожилов, с которыми я лично беседовал. Некоторым уже перевалило за 100 лет, так что есть ещё у кого спросить.

Именно в те годы крестьянское переселенческое движение охватило всю Россию. Однако имеются упоминания о более раннем переселении, но они носят единичный характер.

Что влекло старообрядцев в Туву? Ведь она не принадлежала России, это была чужая земля, принадлежала Китаю (Цинской империи). Привлекала прежде всего «глушь и свобода».

Возможность уединения от светских и церковных властей, о чём я говорил ранее. Старообрядцы предпочитали селиться в безлюдных и малодоступных местах, где никто их не будет притеснять за религиозные убеждения. Во-вторых, переселялись в Туву в поисках легендарного Беловодья – удалённого от мира места, недосягаемого для «слуг антихриста», где сохранилась дониконианская вера, царствует добро и справедливость.

Беловодье открывается самым верным – правой (старой) вере с самыми надёжными и чистыми помыслами. Нечестивым, грешным, корыстным оно просто не покажется. Так представляли старообрядцы эту страну: «Там, где кончаются бесконечные леса, и поднимаются высоко высоко скалистые горы, где бурно бушуют горные реки,где-то там, в непроходимых дебрях лежит загадочная земля, называемая Беловодьем. Не знает этого места никто, не заезжает сюда заседатель, и тем не менее, зашли как-то русские люди и живут привольно по сей день. Много земли у них и угодьев, и нет здесь тягостей и тяжкого крестьянского горя. Есть здесь храмы, и звон колоколов будит звуками многовековую тайгу».

В конце XIX века на территории, граничащей с Тувой, находилось село Усинское под названием «Усинский край», ещё его называли гнездо раскола. Именно оттуда начиналось интенсивное переселение в Туву.
Сохранились записи православного священника – миссионера Н. Путилова. Он так рассказывает о поисках местными старообрядцами легендарного Беловодья. «Их не останавливала мысль отыскать эту загадочную страну, прямо как в фильме «Земля Санникова – отыскать землю обетованную».

Первые партии разведчиков шли налегке, их посылали староверы, чтобы найти в этой загадочной стране место, где можно начать строить новую жизнь. Их снабжали всем необходимым: лошадьми, провиантом, одеждой. Они отправлялись прямо на восток, в Вершину Большого Енисея (Бий-Хема). Эти походы, а их было несколько, стоили больших трудностей. Ходоки перевалили через громадные дикие горы и повернули на юг, и вышли на малый Енисей (Каа-Хем).

На востоке Тувы находятся два труднодоступных района: Тоджа и Кунгуртук. В Тодже берёт начало Бий-Хем, а в районе Кунгуртука – Каа-Хем, которые сливаются в районе Кызыла в единый Енисей Улуг-Хем (Большой Енисей). Старообрядцы предпринимали несколько попыток отыскать Беловодье. «Эх, Россея – от Волги и до Енисея!»… Когда я неоднократно спрашивал глубоких стариков о ста годах: «Почему вы пошли, ваши отцы и деды?» Они отвечали: «Дык люди ехали, и мы поехали». Много переселенцев устремлялось с Алтая. Главная причина переселения была – подальше уйти, укрыться от войн, революций, репрессий. Старообрядцы так говорят: «Если сюда и дойдёт война, революция, то попозже». Рассуждали их деды, отцы, надеясь спастись в Туве от всех этих напастей.

Старообрядцы в Туве стремились избежать любых форм зависимости. Да и желание уйти от мира, поселиться в глухих местах на свободной земле в окружении единоверцев не покидало их никогда.

Путь переселенцев в Урянхайский край был долгим и трудным, перебирались большими семьями, обычно зимой по Енисею по санному пути, со всей живностью, домашним скрабом, малыми детьми. Переселение занимало от г. Минусинска до месяца. Нередко люди гибли, попадая в полыньи.
Те, кому посчастливилось пройти этот путь, тщательно выбирали место для поселения, так, чтобы можно было заниматься земледелием, хлебопашеством, завести огород. Как правило, селились неподалёку от леса. Строевой лес нужен для постройки жилого дома, и для отопления необходимы были дрова. Поблизости обязательно имелась проточная вода: старообрядцы считали, что для питья и приготовления пищи, а также проведения некоторых обрядов, годится только свежая проточная вода. Близость реки позволяла сооружать плотины, ставить мельницы, крупорушки и орошать пашни
в засушливые годы.

Определённой планировки при застройке посёлка не придерживались, ставили дома как угодно. Часто они образовывали одну улицу, тянувшуюся вдоль реки или леса.
Самым типичным жильём семьи старообрядцев была бревенчатая изба, состоявшая из холодных сеней и отапливаемой избы. Лучшим считался дом, рубленный из лиственницы в 10 венцов. В избе обычно жило 12-15 человек (неразделённой семьёй), члены семьи спали на печи, на полатях, на лавках. Зимой в сильные морозы в эту избу, в закуток возле печки, хозяевам приходилось брать новорождённых телят и другой молодняк.

Из рассказа жителя села Эржей, семья его деда переселилась в Туву в 1910 году, жили в Медведьевке одной большой семьёй: в одной избе 22 человека. Всей семьёй завели 10 гектаров пахотной земли, держали много скота, лошадей, коров, птицу; по его словам, жила семья гораздо просторней –занимались охотой, рыбалкой. Первоначально селившись в глуши, старообрядцы вынуждены строить дома без единого гвоздя с минимумом инструментов – гвозди и стекло были в большом дефиците.

Эржей
посёлок Эржей

Один из моих собеседников села Эржей подтвердил, что его тятя (отец) при переселении в Туву построил дом без единого гвоздя. Что говорить о тех временах: и сейчас в Эржей живёт Черепанов Иван, который изготавливает мебель из кедра без гвоздей и шурупов.Для освещения, кроме лучин, использовали самодельные свечи: выдолбленную брюкву или редьку поливали жиром и в неё опускали фитиль. Для культовых целей изготовляли свечи из воска.

Вновь обращаюсь к воспоминаниям старожилов. «Всё приходилось везти: и семена, и кур, и коров брали своих, местные тувинские коровы давали 3 литра молока, не нравились. Даже кошек брали (без кошек мыши съедят). Пасли скот без пастуха, да и сейчас ничего не изменилось, продолжают так пасти. Для охоты держали собак. Как говорят бывалые охотники, в тайге три друга: ружьё, собака, огонь».
Из воспоминаний староверов, в Верховье Енисея первыми поселились Юрковы, Деменевы, Зайцевы, Пермяковы, Руковицины, Шутовы, Некрасовы, Губины, Долговы, Соколовы и др. Потомки этих фамилий и по сей день живут на земле своих предков.

Именами и фамилиями первых поселенцев в Туве давали названия деревням, заимкам. Так появились Даниловка, Фёдоровка, Зубовка, Владимировка, Атамановка, Казанка и др. Старообрядцы называли новые поселения и в честь религиозных праздников, по времени совпадавших с основанием посёлка, например, Ильинка, Успенка, Петропавловка, Знаменка (Знаменка теперь является райцентром Каа-Хемского Кожуона и переименована в Сарыг-Сеп).

Так постепенно обживались в Туве в вечной борьбе со своими проблемами, но постепенно налаживался быт, стали жить зажиточно, благодаря своей природной смекалке и великому труду. Как рассказывал один старожил, сами себя, конечно, не обижали, ели сколько хотели, а остальное вывозили и обменивали на др. товары. До 30-х годов в Верховье Енисея сохранились китайские фактории – между староверами и китайцами существовал товарообмен. Особенно ценились в Китае рога марала, медвежья желчь, кабаржинская струя. В условиях высокогорья Тувы появились новые занятия и промыслы, мараловодство, горное пчеловодство. Получало дальнейшее развитие изготовление деревянной и глиняной посуды, плетение корзин, изготовление туесов, бочек, саней и прочей хозяйственной утвари, выделка кож,
изготовление кожаных изделий конской сбруи и всякой обуви, шитьё из камуса марала, оленя, лошади (камус — это снятая с ноги часть шкуры животного).

При заселении нового места несколькими семьями старообрядцев распределение пашен, покосов проходило по жребию, в дальнейшем такие вопросы решались сельским сходом. Крестьянское самоуправление разбирало все важные моменты и стороны жизни: коллективные и хозяйственные
дела, огораживание пашенных участков (надо сказать, что и сейчас по сей день все пашни и покосы добротно огорожены), строительство дорог, плотин. Несколько небольших посёлков обычно обслуживала
одна мельница.

Большинство же старообрядческого населения составляли обычно крестьянские хозяйства, своим собственным трудом обрабатывающие землю, ухаживающие за скотом. Работы в семье хватало всем от мала до велика. Но были среди переселенцев богатые купцы, имевшие свои фактории, которые держали крупные хозяйства, пашни, водяные мельницы, крупорушки, конные заводы, маралятники, содержали много скота и использовали наёмный труд. Это такие семьи, как Миковы, Медведевы, Бяковы, Вавилины.
Несмотря на стремление старообрядцев к уединению и изоляции, контакты с местными властями и населением были неизбежны, что, в конечном итоге, положительно сказывалось на местном населении – передавался богатый опыт в земледелии, строительстве и других сферах жизни. В местах, где компактно проживали староверы, местные жители, тувинцы, с удовлетворением перенимали опыт и делились своим опытом по различным сферам хозяйствования и др. Тувинцы учились рубить тёплые избы, делать кирпичные печи, пользоваться баней. Далее — мука, хлеб, яйца, затем и картошка, и зелень, стали широко употребляться в пищу тувинцами в тех местах, где у тех постоянно были контакты с русскими переселенцами.

Помимо грибов, ягод, орехов, которые использовались в Сибири и заготавливались, старообрядцы, по примеру тувинцев, стали широко использовать в пищу местные дикорастущие растения.

В целом отношения русских с тувинцами носили дружеский характер. Старообрядцы в Туве в основном сумели закрепиться на новых местах, так наладить свои отношения с местными властями, что некоторое время жили спокойно,сохраняя экономическую и духовную независимость, сводя к минимуму контакты с внешним миром. Важную роль в сближении России и тувинского народа сыграли первые старообрядческие переселенцы, обосновавшиеся в Урянхае с конца XIX столетия. Надо отметить прямо, что старообрядцы – народ практичный, они осваивали самые прекрасные места в Туве по красоте и величию. Взять за основу то, что селились в Туве не случайно: они знали, что эта земля когда-то была заселена нашими предками славянами, древними ариями. Об этом свидетельствуют из архивных источников летописцы
древности из Китая, что эти земли – Северный Китай, Монголия – были заселены высокими голубоглазыми белыми людьми.

На Востоке Тувы находятся два труднодоступных района: Тоджа и Кунгуртук. В Тодже берет начало Бай-Хем, а в районе Кунгуртука Каа-Хем, которые сливаются в районе Кызыла и образуют Улуг-Хем или Енисей. Только вдумайтесь: шли на Восток, а Восток – дело тонкое, где зарождается заря – новый день, новая жизнь; всё это не случайно. Именно эти места полюбил В. В. Путин, который здесь часто отдыхает с Шойгу Сергеем Кожугетовичем. Даже есть камень, на котором он сидел в часы отдыха. Этот камень
стал очень узнаваем у москвичей, специально приезжают, чтобы сфотографироваться, сидя на нём.
Теперь вы, дорогие читатели, надеюсь, поняли, что к чему?
Так что при выборе именно Тувы старообрядцы были правы: эти места Богом обласканы.

Глава 2. Религиозная жизнь переселенцев-старообрядцев. Преследования властями и официальной церковью до революции и вплоть до наших дней.

Среди переселенцев-старообрядцев в Туве в первое время начала XX столетия были представлены две
основные группы старообрядцев: поповцы и беспоповцы. Поповцы – старообрядцы, признающие священство среди беспоповцев (у них вместо священника – богослужение и обряды выполняют наставники).

Почти все беспоповцы нетерпимо относились к властям, имели строгие уставы, запрещающие какие-либо контакты с «мирскими». Представители самых радикальных толков обживали самые глухие места. Компактное проживание среди единоверцев в общине облегчало возможность устраивать хозяйственную и религиозную жизнь по законам староверия. По их мнению, раскольниками были сами «никониане». Себя же называли староверами за верность старым церковным обрядам. Хотя по общему принципу сторонниками старой веры были сохранение и незыблемость учения древнерусской (дониконианской) церкви, на деле происходило движение, развитие старообрядческой догматики. В дальнейшем, изолированная община с течением времени по-своему понимала и интерпретировала «старую веру». Наставники же, по имени которых часто назывались новые согласия и толки (Филипповский, Федосеевский, Даниловкий, Софотьевский и т.д.), являлись в этих условиях духовными лидерами. Они все по-своему толковали богослужебные книги.

Беседа половца, единоверца и беспоповца, Гравюра.
Беседа половца, единоверца и беспоповца Гравюра. 1858

Со временем в разных общинах появлялись разные мировоззренческие различия.
В истории старообрядческой церкви разделение старообрядческого движения на толки и согласия объяснялось следующим образом. Вынужденная длительная изоляция старообрядческих общин, многим из которых пришлось бегать и таиться, и привела с течением времени к образованию разных толков и согласий. Почему о существовании в Туве некоторых толков и согласий можно говорить лишь предположительно?

В настоящее время, особенно молодёжь, живущая в старообрядческих общинах, не так уж хорошо знают историю старообрядческого движения и различия между разными толками и согласиями; из беседы с молодёжью они даже порой затрудняются ответить, к какому толку или согласию принадлежат сами.
В более чем трёхвековой истории старообрядческого движения отчётливо просматриваются политические, социальные и культурные аспекты, но идейную основу его всегда составляли религиозная направленность, борьба за сохранение старой веры, за свободу исповедовать свои религиозные убеждения.

По прошествии трёх столетий со времени раскола старообрядческое движение оказалось не очень консолидированным, и основное отличие старообрядцев – поповцы и беспоповцы – это признание или непризнание священства церкви. Поповцы сохранили священство и храмы, в которых обряды проходят по дореформенному образцу (двуперстие, восьмиконечный крест, старопечатные богослужебные книги, старые иконы, хождение вокруг алтаря, росолонь (по солнцу), земные поклоны и др.)

Беспоповцы отрицают священство, считают, что истинного священства после реформ Никона не осталось
(антихрист поразил весь чин церковный). Коллективные богослужения они проводили и проводят в специальных молельных домах. Руководит службой выборный наставник – уставщик. «Церковь – не стены, а законы, церковь – не брёвна, а рёбра» — говорят старообрядцы-беспоповцы. Жить по Уставу – значит, жить по закону. В Туве изначально были, и сейчас присутствуют, представители того и другого течения в старообрядчестве.

Старшие члены семьи (сегодня это обычно женщины) следят за соблюдением постов, за тем, чтобы крещение, бракосочетание, похороны производились с соблюдением всех старых обрядов, так же, как и празднование христианских праздников. Тогда члены семьи посещают коллективные богослужения, готовят традиционную пищу. Праздник у всех старообрядцев (Рождество, Крещение, Пасха, Вознесение, Троица, Успение, Покров и др.) – время молитв и отдыха, работать в праздник – большой грех. В некоторые великие праздники, например, на Благовещение, как говорят старообрядцы, «птица гнезда не вьёт, девица косы не плетёт». Большое место в жизни поповцев и беспоповцев занимают молитвы. У староверов ежедневная потребность в молитве как очищение души от греха. В религиозной семье молитва читается перед каждым приёмом пищи и на ночь. И чем твёрже религиозные устои семьи, тем больше времени отводится молитве. Вера в силу молитв у старообрядцев непоколебима. Например, в беседах со мною многие старообрядцы были совершенно уверены, что молитва «Живые помощи», прочитанная в минуту опасности, спасёт и сохранит от всех бед. Приводили примеры, что чудом спаслись от разъярённого раненого медведя, чуть не утонули или замёрзли зимой вдали от дома.

Старообрядцам, хорошо знающим религиозную литературу, известны слова святого Ефрема Сирина, и они стремятся следовать им: «…работаешь ли, спишь ли, находишься в дороге, ешь или пьёшь – не оставляют молитв. Я неоднократно интересовался: сколько времени они посвящают молитве? Около двух часов в будни, в праздники – поболее. Самые известные и наиболее часто употребляемые молитвы – это сравнительно короткие семи поклонный «начал», Исусова молитва «Отче наш», «Живые помощи».
Молитва у всех старообрядцев, независимо от толков, сопровождается земными и поясными поклонами. При земном поклоне молящийся встаёт на колени, кланяется до земли, потом опять поднимается на ноги. При продолжительной молитве используется специальный прямоугольный коврик (подручник). В каждом доме старообрядца передний (красный) угол (со стороны востока) занимают иконы.  «Восток — место Бога». Иконы – непременная часть внутреннего убранства избы. Верующие глубоко убеждены в чудодейственной, оберегающей силе икон, все важнейшие этапы своей жизни от рождения до смерти старообрядец проходит с иконой. С иконой въезжают в новый дом. Перед ней старообрядца крестят, с иконой он получает родительское благословение на брак, он всю жизнь молится перед иконами о спасении души, о здравии и исцелении, за упокой умерших, просит Божьей помощи и благословения во всех своих начинаниях. То есть всю жизнь верующий человек посредством усердного моления перед иконами старается улучшить свою земную жизнь и спасти душу после смерти. Глубоко верующему староверу изображение Господа, Богородицы и святых на иконах были близки, это часть его духовной и обыденной жизни. Икона в доме давала чувство защищённости.

Старообрядцы предпочитают иконы до-никоновского письма, писанные на досках. Больше всего ценятся старые, намоленные иконы, представляющие собой семейные реликвии, которые передаются более 300 лет от поколения к поколению. Я очень хорошо представляю, во сколько такие иконы
оцениваются на международных аукционах; мечта каждого коллекционера.

Староверы не признают поздние иконы. «Писано по плотскому замыслу» — так отозвался о подобных иконах протопоп Аввакум.

Старая русская икона, признаваемая старообрядцами, — это изображение «одухотворённой, очищенной плоти» это как бы окно в другой, божественный мир. Она должна быть написана обязательно на дереве и в соответствии со старо-русским каноном строго выдержана по колориту. Иконы, по мнению старообрядцев, не должны находиться в помещении, где работает телевизор, радио и т.д., молиться человеку нужно в тишине и сосредоточенности. Мне жаловались пожилые старообрядцы, что если ныне жить вместе
с молодыми, то в избе негде иконы поставить: то телевизор, то магнитофон, а то и компьютер.

Из дома в дом икону передают только с благословением. Иконой благословляют при крещении, во время свадьбы, при отделении семьи сына от родителей, перед смертью. Икону могут завещать.

Наиболее распространены среди старообрядцев Тувы иконы с изображением Спаса Нерукотворного, Спаса Вседержителя, Богородицы, Николая Святителя Угодника, Пресвятой Троицы, Михаила Архангела. За иконами ухаживают, их убирают в красивые оклады, которые женщины украшают стразами. Особенным мастерством в украшении икон обладают монашки – обитательницы скитов. Особенно много старинных икон накапливается в скитах, так как, перебираясь туда, верующие брали с собой наиболее дорогие для них иконы. Обычно старые, которые обладают, по их мнению, большой чудодейственной силой. Большинство из них представляют историческую и художественную ценность.

Потемневшие от времени, старые, оставленные иконы хоронятся вместе с покойником. Наряду с иконами столь же почтительное, даже благоговейное отношение у старообрядцев наблюдается к книгам.

Книги есть в каждом доме, я не имею в виду художественную литературу. Это обычно Библия, Евангелие, Псалтирь, Часослов, Изборники, Цветники. Старорусские, а стало быть, старообрядческие книги внешне отличаются от современных старославянским шрифтом, оформлением, иллюстрациями. Обычно это большого формата, толстые фолианты. Все книги старые, читанные многими поколениями, содержат на полях пометы своих владельцев. Собрания книг обязательны у наставников, они наиболее начитанные люди в своей общине.

Обычно это религиозные книги по ведению службы, уставы, излагающие каждодневные правила жизни старовера, а также сборники, молитвенники, жития святых и другие книги для чтения. Когда я однажды спросил, знают ли они Серафима Саровского, моего земляка, они ответили: «Весьма почитаем». Даже в наше время более старшее поколение, я не имею в виду школьников и студентов, книги мирского содержания мало интересуют старообрядцев. Хотя при более откровенном разговоре выясняется, что имеются у них и некоторые книги Мамина-Сибиряка, «Каменный пояс» Иванова, (писавших про Сибирь и её освоение), Дерсу Узала, Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах». Книга – величайший авторитет в глазах старообрядца, его духовный руководитель. Священные книги, и в первую очередь Евангелие, считаются вместилищем вечных идей, не подвластных никаким историческим катаклизмам. Эти древние книги читают вдумчиво, многократно, в течение всей жизни, прочитанное хорошо помнят. И сегодня в Писании, уставах старообрядцы ищут ответы на жизненные вопросы. По сути, это для них справочник на каждый день.

Старообрядцы признают правильными только старые богословские книги, изданные до никоновских реформ (до 1654 г.), напечатанные старославянским шрифтом. Остальные книги более позднего издания они называют «переводными», это книги, перепечатанные со старых книг. Несмотря на самое бережное отношение к старым книгам, за столетия они изнашиваются, ветшают, портятся. В конце XX столетия у владельцев этих книг появилась ещё одна напасть – за старинными книгами (как за иконами) стали охотиться любители древностей, а то и просто воры, охочие до наживы, готовые проникнуть в любую глухомань, чтобы обрести вожделённый раритет, часто для продажи. Наученные горьким опытом, сейчас старообрядцы стали более осторожными и уже не доверяют книги и иконы посторонним лицам.

Как мне пояснил один старовер, селились к верующему, вместе молились, читали книги и т.д., а потом книги исчезали вместе с гостями.

Владелец может подарить книгу, завещать как одну из самых ценных своих вещей. Перед смертью старообрядцы обычно заботятся о том, чтобы его книги попали в хорошие, бережные руки знатока и ценителя.

Рассказывая о религиозной жизни старообрядцев Тувы, нельзя не сказать о пустынножительстве. Что же это такое? Важной частью старообрядческого учения является идея о спасении души. Земная жизнь – это лишь приготовление к жизни вечной, а лучший способ приготовиться к ней – отшельничество, пустынножительство, т.е. жизнь, удалённая от грешного мира, его суеты и соблазнов, аскетическая и
смиренная, посвящённая Богу, молитвам, спасению души. Поэтому так популярны среди старообрядцев раннехристианские идеи пустынножительства, скитничества. Поколение русских подвижников находили спасение в монашестве, вечной молитве, духовном самоусовершенствовании и уединении.

Подвиг пустынножительства высоко ценится у поповцев и у беспоповцев. Скитские старцы всегда имели и имеют высокий авторитет в общественном мнении у старообрядцев, у верующих они считались подвижниками, велико было их духовное влияние на староверов. В трудные времена именно у них верующие искали совета и утешения. Аскетически строгая, смиренная и уединённая жизнь в скиту, особенно под конец земной жизни, — идеал для старообрядца.

Каждый глубоко верующий старообрядец и ныне желает хотя бы конец жизни пожить без пристрастия земного, провести его в пустыне, посвящая остаток дней трудам, постам, чтению священных книг, покаянию и непрерывным молитвам. Хочу пояснить, пустыней в данном случае именуется местность, уединённая и безлюдная, а не лишённая растительности. Напротив, для отшельника пустыней является глухая непроходимая тайга.

«Прекрасная пустыня, прими меня в свою частыню», — поётся в духовном стихе. Пустыня – это духовный рай. Ещё первый идеолог старообрядцев и непререкаемый авторитет для старообрядцев протопоп Аввакум учил: только тот пройдёт в дверь небесную, кто подобен угодившим к Богу, у которых «лицо и руце, и позе, и вся лице чувства тончава и измождела от поста и труда, всякие находящие им скорби».

Традиции пустынножительств не утрачены в Туве и в нашем XXI веке. В Верховье Малого Енисея – на Шивелиге-ой в посёлках Большой и Малой Чоду – Ралыг, Акчары, выше Ужепа в пос. Май и в других местах – и ныне имеются уединённые старообрядческие поселения – скиты, пустыни (так старообрядцы предпочитают называть свои монастыри, населённые монахами).

Кроме красоты, величественности и покоя, обязательным условием для основания монастырей в Туве были их незаметность и труднодоступность для посторонних. Причины вам понятны: у монахов вообще не должно быть никаких контактов с мирскими. Среди староверов бытует мнение, что не каждый верующий может удалиться от мира, поселиться в скиту. К этому важному моменту жизни человек должен быть готов, и готовность эта заключается не только в строгом следовании всем правилам религиозной жизни, но и в отрешении от мирской суеты, от семейных и родственных обязанностей и привязанностей.

«Человека ничего не должно держать дома, в монашки можно прийти только тогда, когда ты свободен от мирских обязанностей, когда в тебе никто не нуждается, и ты ни о ком не думаешь», — так говорят сами верующие. «Если человек Богу угоден, то он везде угоден, а неугоден, то и там, в скиту, погибнет», – говорят некоторые старообрядцы. Перед постригом – переходом в монашество – человеку нужно порвать все мирские связи. Поселившемуся в скиту, принявшему монашеский обет человеку, уже нет обратной дороги
для оставшихся в миру, он как бы умер. Я спросил: «А что, были случаи, когда человек передумал в силу других обстоятельств, уходил из скита, что с ним происходило дальше, неужели семья, община его уже не принимала?»

В наше время в скиту обычно бывает несколько избушек-келий, населённых одним-двумя монахами. Ещё памятны ныне живущему старшему поколению старообрядцев монахи, долгое время отшельнически проживавшие в Верховье: отец Кирилл, отец Кастор, отец Евлампий, отец Палладий.
«Сорок лестовок надо отмолить, прежде чем их накроют», — говорят старообрядцы о тех, кто готовится к накрытию. Послушничество может длиться несколько лет. При накрытии монахи получают новое крещение и новое имя (по святцам) взамен мирского. Они также дают Богу строгие обеты, отречения от мира, целомудрия, послушания, смирения, воздержания.

В народном общественном мнении добродетелями монашества, кроме постоянных молений, благочестивости, считаются милосердие, нищелюбие, отказ от мирских соблазнов, предельная скромность. «Накрытые одевают чёрные одежды типа мантии, отороченной красным кантом, которые являются знаком отлучения от мира».

Жизнь в монастырях основывается на строгих христианских правилах, изложенных в Кормчей. Монашество – это суровое, духовное смиренное житие, подчинённое строгому уставу. Это отшельничество, постоянное обращение к Богу с молитвами. Говорят тихо, в глаза людям не смотрят. Молитвенный труд – самое главное в монашеской жизни. Их жизнь и состоит в основном из многочасовых и ночных молений перед образами со свечой или лампадой и чтения старопечатных книг.

Неукоснительно соблюдаются пищевые ограничения, постничество: мясо в пищу не употребляют вообще, а рыба только по определённым дням, в основном по праздникам. Строго соблюдаются все посты, еда принимается два раза в день, а то и один раз. В особых случаях многодневный пост может быть вообще без пищи, только на воде, а в крайних случаях и без неё.

Известен также обет безмолвия – одно из самых трудных испытаний, которое накладывает на себя человек (чаще инок), отказываясь говорить, прекращая всякое общение с внешним миром и даже со своими «братьями» на какое-то время или даже навсегда. Обычно давший Богу такой обет и в скиту поселялся отдельно, на определённом расстоянии от других монахов. Строгий пост, постоянные поклоны, короткий сон, ношение вериг, жизнь в пустынном лесу и лёгкая одежда зимой имели целью подавить плоть, заглушить в своём теле соблазны пищи, пола и удобной жизни, строгая аскеза почиталась за проявление истинных христианских добродетелей. Такая аскетическая жизнь вдали от мира, с суровыми постами, многочасовыми молитвами, сопровождаемые земными поклонами, в окружении священных книг, икон предполагает духовное очищение человека, совершенствование духа в конце жизни земной, накануне жизни вечной, небесной. Условия жизни в уединении благоприятствуют сосредоточенной внутренней работе над собой. Потому старцы пользуются всегда авторитетом у простых староверов, которые искали в общении с ними моральной поддержки и духовной помощи.

Жизнь в монастыре рассматривалась как общежитие с общими молитвами, общей трапезой, общим имуществом (за исключением личных вещей). Себя они называли «братьями» и сёстрами. В основном скитская жизнь рассчитана на самообеспечение – отшельник должен кормиться плодами рук своих, поэтому у каждого есть свои посильные обязанности – послушание. Старообрядцы всегда придавали большое значение крепости духа человека, даже если он физически стар и немощен. Именно в состоянии духовного подъёма, безграничной веры и надо уходить из жизни – так считали они. В удалённых от мира скитах и тайных одиночных «пустынях» десятилетиями скапливались старинные фолианты, редкие книги и иконы, предметы культа, образуя ценные собрания сакралий и раритетов. Из рассказа одного старообрядца уже преклонного возраста, будучи уже тогда, в 60-е годы, в годах 40-45, он посещал скит отца Палладия.

У него была тщательно подобранная библиотека в несколько сотен старопечатанных и переписанных книг, среди которых имелись очень редкие произведения старообрядческих авторов. Хозяин очень гордился своим собранием. У него в библиотеке хранились, корешок к корешку, издания конца XVI – первой половины XVII вв. Я задал вопрос: «А как в наши дни живут в обители?» 21 век вносит свои корректировки и в их жизнь. Одна старообрядка сказала: «Хоть и живут уединённо, но совсем отношений с миром не порвали. Связи с ними поддерживают родственники, изредка навещают отшельников, оказывают
им помощь. Они доставляют самое необходимое: соль, муку, крупы, свечи, огородный инвертарь». Передают пожертвования верующих для обители.

В 21 веке скитов с иноками в Туве стало меньше. Но они по-прежнему имеют духовное влияние на окружающее старообрядческое население.

На большие религиозные праздники некоторые глубоковерующие совершают своего рода паломничество к святым местам – посещают отдельные скиты для совместного богослужения. Живущие в скитах люди, посвятившие себя Богу, спасению души, высоко почитаются верующими, так-же там хранятся намоленные иконы и священные книги. Бывает, жить в скиты переезжают в 90-100 лет – уже в преклонном возрасте, уже перед смертью. Весь остаток жизни такие отшельники проводят в постоянных молитвах. Надо сказать, что и во время монархии, и в советское время власти совместно с официальной церковью самыми различными, часто варварскими, методами жестоко боролись с этим явлением. Лишь в немногие периоды старообрядцам были сделаны некоторые послабления в правах в налоговом обложении и др. Это происходило в царствование Елизаветы Петровны, Екатерины II, после революции 1905 года. В остальное же время шла постоянная борьба.

Когда государственная политика в отношении верующих строилась на воинствующем атеизме, старообрядцы подвергались особенно жестоким репрессиям.

С приходом к власти «западников», начиная с Петра I, все три века существования раскола шла постоянная борьба, то затухая, то разгораясь с новой силой, против религиозного инакомыслия использовались даже регулярные войска. В советское время старообрядцы подверглись особенно жестоким притеснениям.

В 20-30-ые годы недобитые белые офицеры часто скрывались в этих труднодоступных местах под лучиной робких старообрядческих лидеров, которые умело маскировались. Поэтому старообрядческие общины подвергались репрессиям. Такие «деятели» призывали общины староверов не вступать в колхозы, всячески вредить советской власти. А власть не больно-то разбиралась и вела борьбу со всеми, кто становился у неё на пути. В 30-40 годы в Туве старообрядческие элементы (наставники, монахи, служители культа) приравнивались к классово-чуждым, поэтому все средства борьбы с ними были доступны – от морального и политического давления до физического уничтожения. Многие семьи умышленно выходили на мороз и замерзали, выражая протест властям. Все эти гонения так или иначе происходили до самых 80-х годов XX века. Не давала староверам покоя коммунистическая партия, причёсывала всех под одну гребёнку. В 1971 году при избрании патриарха Всея Руси было отменено официальное проклятие церковью. Синодальная церковь три века спустя официально отменила проклятие (анафему) старообрядцам, провозглашённое в 1666-1667 гг. Но на этом, похоже, всё пока и закончилось. Старообрядцы, когда я задавал им вопрос: «Существуют ли какие-либо взаимоотношения с официальной православной церковью?» отвечали отрицательно.

Все религии договариваются, в мирном русле общаются. Ведь показывают по телевизору: сидят за столом переговоров, приглашают в Кремль представителей всех религиозных концессий, а русские с русскими, как обычно, всегда в последнюю очередь. Считают, это не важно, не актуально. Хотелось бы закончить на оптимистической ноте. История расставит все точки. Пройдёт ещё немного времени, оно залечит раны, исчезнут все обиды и горечи, и всё будет хорошо.

В наше время, когда активизировался интерес к религии, возрождению национальной культуры, её корням, внимание к старообрядчеству переживает подъём. Привлекают и удивляют наших современников твёрдость веры, крепкие устои семейной жизни, необычайная жизнестойкость, отсутствие иждивенческих настроений по отношению к государству, опора во всём только на собственные силы, приверженность к старине, сохранившиеся архаические черты в образе жизни и культуре этой группы населения.

Живя в посёлке Эржей, я много общался со староверами и неоднократно задавал им вопрос: «Старой веры придерживаетесь? Но ведь сколько отступлений от старой веры! Вот электричество, раньше старообрядцы называли его «Бесов огонь». Какие газеты выписывают, что раньше считалось греховным, кознями антихриста, теперь стало привычным в повседневном быту. А не противоречит ли всё
это вашим религиозным убеждениям?» А они мне: «Если строго судить, всё – грех: электричество, радио, медицина, учёба детей. Ну, теперь так жизнь идёт. Живём в лесу, как все по пословице: живу в лесу – молюсь колесу». Я спросил, что за колесо имеется в виду, спутниковые тарелки что ли, а они мне: вроде того. Общаясь со староверами, я всё больше убеждался, что религий здесь придерживаются в основном по инерции давних семейных традиций.

Воспитания религиозного уже мало в семье. Хотя за столом иногда можно получить ложкой по лбу, если попадёшь под плохое настроение. Больше всего я встречал среди староверов людей живых, разговорчивых. С прямым открытым взглядом ясных глаз. «В миру жить – от мира не уйти», – говорят сами жители Верховья. Я задавал вопрос, спрашивал, где ещё так компактно проживают староверы, помимо России? Они отвечали: «Старообрядческие общины есть во многих странах мира: Австралии, странах Европы, Азии. Они имеются в более 22 странах мира». «Поддерживаете ли какие-либо отношения, ведь интересно, как живут староверы в других странах?» Я им говорил, мол, хватит прятать голову в песок, что пора объединяться, как революционный лозунг «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» Староверы всех стран, объединяйтесь! Им понравилась моя идея. Сказали, необходимо вести в этом направлении работу.

Глава 3. Культура и наследие. Семейно-бытовые обряды.

Вовсе не значит, что у старообрядцев какая-то иная культура. Она не выходит за рамки традиций общих
для всего русского народа. Более того, отличается эта культура именно тем, что сохранила в себе исконно русские национальные черты, традиции, характерные для того времени, когда в России произошёл раскол, и она меньше всего подвергалась и подвергается западным влияниям, которые ложным потоком шли всё это время.

Общий принцип – сохранить полноту отеческой веры, культуры, духовно-нравственной, семейной и социальной жизни. Всё это позволило сохранить традиционную рус-
скую культуру.

Отчаянно сопротивляясь иноземной культурно-бытовой экспансии, старообрядцы стремились сохранить исконно-русскую культуру, оградить от разрушения её коренных основ, самобытности её во всём, начиная от внешнего вида: борода у мужчин, всегда покрытая голова у женщин – женщины не стригут волос. Старообрядка всегда носит шапочку – шашмуру, сверху покрытую платком – сразу после свадьбы как один из символов замужества. Выделяются староверы и одеждой. В настоящее время старообрядцы могут использовать и покупную одежду (особенно молодёжь).

Но всё ещё имеет большое распространение у старшего поколения старинное платье: мужские рубашки на выпуск и с пояском, женский глухой сарафан (горбач). Предпочтение отдаётся однотонной одежде. «Цветное носить – беса тешить», – так сказала мне пожилая старообрядка. Нательный крест и пояс -обязательная принадлежность старообрядца.

Что ещё особенно важно в культуре поведения: осуждение пьянства, строгий запрет на табакокурение, на употребление ругательства и т.д. Выделяются старообрядцы и своими именами, которые были когда-то распространены, но давно исчезли в других слоях населения.

Обычай старообрядцев давать имена новорождённым приводит к тому, что некоторые имена воспринимаются как необычные и архаичные. Среди старообрядцев Тувы встречаются такие имена, как Исай, Гермозен, Меркурий, Нифактин, Филат, Евлампий, Евграф, Ксенофонд, Маркел, Мартин, Варнай, Анфуза, Иоф, Евстафий, Понифаций, Васса, Фетинья, Нестор, Тахар, Фаламей, Сысой, Филимон,
Улья, Панфил, Фока, Фёкла, Улита, Лукерья, Лепестинья, Домна. Так что, мамаши и папаши, прочитав эту книгу, будем возрождать традиции: милости прошу называть своих чад этими именами.

Современный старообрядец отличается трудолюбием, деловой схваткой, хозяйственностью и даже прижимистостью. Но он никогда не будет работать в религиозный праздник, он строго соблюдает посты. Соответственно, семейные взаимоотношения строятся на взаимопонимании и уважении. Младшие в семье на всякое дело просят у старших благословение. Очень рано приучают детей к труду в семье. У каждого
ребёнка свои обязанности, патриархальный жизненный уклад, но в конце концов жизнь берёт своё.
Всё-таки и в тайге XXI век. Вносит он свои коррективы и в быт, и в культуру.

В конце XX века у староверов Тувы был записан исторически сложившийся комплекс семейно-бытовых обрядов и обычаев: крещение, свадьба и похороны – самые главные семейно-бытовые обряды. Семейное воспитание начиналось с крещения ребёнка. Как принято, окрестить старались как можно раньше. Обряд крещения младенца производился обязательно тремя погружениями в воду. Окрестить ребёнка может не только наставник, но и просто достойный глубоковерующий, часто вдовый пожилой человек, хорошо знавший молитвы. У такого человека, по общему мнению, не должно быть много грехов: «Не оставь младенца, охристи, Христа ради!» — обращаются к нему родители новорождённого, и он исполняет просьбу.

Крёстные отец и мать (восприемники) несут ответственность за судьбу ребёнка перед Богом и людьми наряду с родителями, поэтому крёстными стремились выбирать людей достойных, уважаемых. Многие старообрядцы крестят детей в любое время в реке. Но если крестят в помещении, воду берут только проточную. Вода не подогревается, «Ангел Господний сам воду подогреет, вода – это Божья благодать, подогрев – это недоверие к Божьей благодати, но если ребёнок родится слабым, именно в наши дни воду могут и подогреть». Родители могли не присутствовать при крещении, обязательно было присутствие крёстного отца и крёстной матери. После троекратного погружения в купель на новорождённого надевали крестик. Наставник и крёстная мать облачали ребёнка в крестильную рубашку, после чего она пеленала его.

Имя дают по святцам, на тот день, в который крестили. Сейчас молодые не очень придерживаются этих правил и дают обычные имена. Свадьба – важнейший этап в жизни старовера, в целом свадьбы у староверов Тувы ничем не отличаются от основных элементов традиционной русской свадьбы. Важнейшим условием брака считается пребывание жениха и невесты в одной вере. Свадьба начиналась со сватовства. Свадьбу играли, когда кончались посты, чаще зимой в период зимнего мясоеда, после Святок.

Старообрядческие семьи очень крепкие, разводы в старообрядческой семье отрицаются. Вторая жена (муж) может быть только в случае смерти супруги (супруга), а если супруги всё же разошлись, то при живой жене (муже) второй брак считается недействительным, а дети незаконными. Погребение. У староверов смерть принято принимать – спокойно. Умирающий человек должен перед смертью покаяться: считается, что умереть без покаяния и причастия очень плохо для его души. Душу покаявшегося человека,
неутаившего в покаянии ни одного греха, ангелы ведут в рай. Грешную душу, особенно кто утаил грех, демоны ведут в ад. Хоронят на третий день. До этого в доме кадят ладаном, богородской травой, можжевельником, днём и ночью при зажжённых свечах и лампадах поют и читают молитвы. Могилу посещают в родительский день – во вторник на Фоминой неделе. Как и все перемены, технические новшества вызывали споры и разногласия староверов. Непременно велись поиски аналогов в священных книгах. Но жизнь берёт своё – время нам не подвластно.

Глава 4. Образ жизни современных старообрядцев. Народный фольклор.

Как я вам говорил в начале, только я окончательно собрался, Андрей Васильевич отвёз меня в посёлок
Эржей, где компактно проживают только старообрядцы, не пуская никого в свою общину (я имею в виду жителей другой веры). Путь из деревни Зубовка лежит в Верховье Енисея в посёлок Эржей. Чтобы туда попасть, мы пересекли два парома. Эржей – типичное старообрядческое село, с населением примерно в 950-1000 человек, раскинулось в живописном месте на берегу Енисея. Опрятные домики, все деревянные, выдержанные в русском стиле. По улицам самотёком с высоких гор «проложен» «центральный» водопровод, кое-где спрятан в железные и деревянные трубы, а к домам через участки подаётся вода для полива и в поилки скотине. Для приготовления пищи у каждого есть скважина, или берут воду из более чистых ручьёв. Вода всегда прохладная из-за таяния ледников на высоких горах. Но не это главное, что меня поразило и удивило. Во многих домах имеются спутниковые антенны, Интернет, возле домов много всевозможной техники: тракторов, автотранспорт, сенокосилки, как в кино, ещё сохранились в рабочем
состоянии на конной тяге.

При въезде и выезде из села имеются огромные ворота. Село по всему периметру огорожено, как и пашни, и покосы, добротным основательным забором. Жители живут по патриархальным обычаям натуральным хозяйством. Разводят много скота, обязательно имеются лошади для охоты. На огородах растёт всё без химических удобрений. Меня угощали даже арбузами, очень сладкими и сочными. Во дворах обязательно дощатое покрытие. И везде, где только можно, на вкус женщин цветники в огромных количествах. Староверы на все руки мастера – до сих пор приглашают их богатые клиенты строить дома и баньки без единого гвоздя.

Староверы – народ практичный и, я уже писал, прижимистый. Заговорил с одним старовером на счёт каменного масла, хотел я его купить. Так он сразу же заявил: «За дёшево не отдам, в Интернете у него цена большая!» А я ему: «Ну и иди продавай своему Интернету, а я сам добуду высоко в горах!». И добыл впоследствии. Вот такие пошли нынче староверы.

Староверы, хочешь не хочешь, активно включились в товарно-рыночные отношения, без этого не выживешь. В самом Верховье Енисея, в местечке Катазы, в трудно-доступном месте живёт семья Пермяковых, глава семейства – Иларион. Семья большая: 10 сыновей у отца и три дочери. Отдалились от людей в глубь гор и тайги. Живут очень привольно, можно сказать, хорошо. Хорошо трудятся и за
свой труд получают соответственное вознаграждение. Живут, пользуясь всеми благами цивилизации. Для выработки электроэнергии используют электроподстанции, моторные лодки, снегоходы и другую технику.
Иларион – глава семейства – очень предприимчивый человек, умудрился за сотню вёрст по бездорожью к своему посёлку доставить трактор по воздуху на вертолёте, расчистив площадку для посадки. Даже принимают у себя состоятельных туристов из числа иностранцев.

Доставляют их туда на вертолёте, кто жаждет экзотики. Поговаривают, что для обучения своих детей желают пригласить хороших преподавателей из МГУ и неплохо им платят. Вот такие современные нравы. Пермяков Иларион – известная личность за пределами Тувы. К нему приезжает отдохнуть из Москвы Никита Михалков, бывал в гостях и Юрий Лужков (перенимал опыт разведения в высокогорье в тайге пчёл). С самого начала поселения Иларион строго-настрого запрещал детям охотиться на диких копытных вблизи посёлка, даже пугать их, а наоборот – устраивал Солонцы и подкармливал зимой, оберегая от хищных зверей. Был очень мудрым в этом отношении человек. Своих сыновей заставлял охотиться за десятки километров от жилья, и животные привыкли к такому обращению.

Нередко из Москвы приезжают, прилетают богатые гости. Вот и в этот раз на «рёв марала» прибыла целая бригада. Как говорится по старинному староверскому обычаю, обмыли в банке и к столу посадили «охотничков» Ну а потом пошли разговоры, мол, надо уважить, сводить на охоту, добыть марала, с нескрываемым хвастовством показывая дорогое с оптикой оружие. И с усмешкой рассматривали «старую трёхлинейку» Илариона. За разговором, что да как, поспорили московские гости, что Иларион не попадёт в подкинутую шапку. А старик: «Давай на спор на дорогую вещь». Московский охотник показывает ему дорогие швейцарские часы, стоимостью в 500 тыс. долларов на руке и говорит: «Противоударные, на них спорим!» А хозяин: «Противоударные, значит, давай подбрасывай их!» Зачем, говорит, шапку то портить, в неё, говорит, всяк любой попадёт. Делать нечего, подкинул спорщик свои дорогие часы, раздался один выстрел, и часы разлетелись вдребезги, а ты говоришь – противоударные! А ему московские охотники: «Ну ты, дед, даёшь!». И засобирались на охоту, когда, мол, пойдём, далеко ли топать? А он говорит: «Прямо сейчас и пойдём». И вывел их недалеко от дома, где паслись маралы.

Тут московские охотники не подвели – добыли обещанного марала, удивившись второй раз. Мы немного отвлеклись, дорогие читатели. Что ещё можно сказать про современное старообрядческое село на примере Эржея? Дома до сих не закрываются: чужие бывают редко, а свой никогда не возьмёт. Когда я спросил, часто ли воруют, мне сказали: за последние 100 лет (а селу именно столько лет) ни одного случая. В каждом крупном посёлке имеется школа, магазин, фельдшерский пункт, клуб. В общем, цивилизация присутствует. Чтобы окончательно понять, что же всё-таки представляют из себя современные староверы 21 века, расскажу ещё несколько забавных историй, которые мне поведал мой друг Андрей Васильевич. В посёлке Эржей проживают неординарные личности, которые перенимают опыт, и каждый специализируется на том, что передали деды и отцы. Одни – хорошие плотники строят дома, другие – разводят пчёл, добывают качественный таёжный мёд, третьи – отличные рыбаки, живут рыбалкой. Есть и охотники.

У одного из них особый вид промысла и отчаянная голова. Звать его Евлампий. К нему приезжают олигархи из Красноярска, Новосибирска, Москвы, поохотиться на медведя, вернее, заснять всё на видео, сделать фильм с его участием. Осенью он находит берлогу, в которую медведь залегает на зиму. Об этом даёт знать своим спонсорам. Они приезжают с видеокамерами и снимают фильм с его участием. Ставки, надо сказать, доходят до 100 тысяч евро, ударив по рукам. Он проникает в берлогу к спящему медведю, предварительно надев на лоб фонарик с синим тусклым светом (медведь принимает его за своего собрата). Дело в том, что есть такой период времени, когда медведь спит не очень чутко, и охотник об этом знает, как говорится, хоть святых выноси. И срезает у него клок шерсти. А после этого, приняв 250 грамм для храбрости, лезет в берлогу второй раз и убивает спящего медведя ножом в сердце или, по желанию бравых ребят, берёт огромный шест и им будит медведя. Медведь, едва проснувшись, с рёвом и «матами», ломая и круша всё на своём пути, пытается наказать обидчика. И тут предоставляется право первого выстрела «спонсору» этого кино, который успокаивает зверя из карабина. Всё снимается на видео, потом с успехом продаётся, окупая все затраты. Правда, поднаторев лазить в берлогу в гости к медведям и поднакопив евро 1 миллион таньга, Евлампий немного загрустил: куда их тратить в тайге с медведями? И в 2012 году объявил конкурс – всем желающим испытать судьбу: за 1 миллион евро слазить дважды в берлогу, как это делает он сам. Пока охотников не нашлось. Одно дело, когда он выбирает берлогу для себя, и совсем другое дело, когда он предлагает берлогу для других, и нет никакой гарантии, что в предложенной им берлоге один, а не два зверя, что бывает очень часто, а это уже форс-мажорные обстоятельства. Здесь уместен один анекдот, слушайте. Провалился мужик зимой в берлогу, огляделся, а на горшке посреди берлоги сидит медвежонок и какает. Мужик любезно у него спросил: «Мама дома?»
– Нет.
– А папа?
– Тоже нету.
Тогда мужик «зарядил» пинка ему под зад со словами: «А ты чего тут расселся?»
А медвежонок захныкал и позвал так протяжно «Дедушка!»
Очень опрометчиво поступил мужик. Тут главное – не зевать и вовремя унести ноги. Так и в нашем случае, можно вместо 1 миллиона евро угодить на погост, и то, если что останется. То, что проживающие в Верховье староверы – люди удивительные, у вас уже не вызывает сомнения. Слушайте ещё одну правдивую историю о современных нравах старообрядцев, про их находчивость и смекалку. Дело вот в чём. В Верховье, где компактно проживают староверы, настоящий Клондайк и Эльдорадо! Это сплошь
золотоносный район, кто не понимает. Ведь не случайно они селились именно здесь, а не там, где золота нет. Так вот, один из староверов, очень грамотный человек с высшим горным образованием, взял кредиты в банке, закупил нужную технику, организовал старательскую артель и начал активно добывать золото. В первое время ему везло, но постепенно фортуна покинула его. Чтобы оказаться на плаву, он стал вместо добычи скупать золото у староверов, но часто забывал расплачиваться и обманывал их. Находчивые староверы решили наказать «нехорошего» человека. Недалеко от его участка, где он мыл золото, в одном старом зимовье поселились два молодых парня из-за Саян, не местные, представившись внуками умершего лет десять назад хозяина этой избушки. И по селу прошёл слух, что молодые
люди не просто так здесь обретаются. Что покойничек оставил карту, указав подробно на ней верные места, где есть золото. И начали копать прямо в избушке, подняв пол. Всё они делали натурально, вывозили грунт к ручью и промывали породу.

Дальше ещё больше: по селу пошёл слух, умело распускаемый своими людьми, что очень перспективная жилка – за день намывают по 10 золотников золота (золотник – старая русская мера веса, равная 4,26 гр.) Это очень высокие показатели. И якобы, там золота – на большие миллионы. Всё это театральное действие разработали староверы, чтобы
наказать жадного человека.

Вскоре этот слух дошёл и до самого жадного человека, хозяина прииска, который терпел большие убытки, как говорят староверы, «золото моет, а в голос воем». Так и он. Он
послал своих наблюдателей разведать, что да как. А ребятам уже сообщили о том, что за ними наблюдают. И начали они стараться с утроенной силой. Понаблюдав за ними два-три дня, доложили, что ребята действительно попали на хорошую жилу.

Вскоре приехал сам начальник, стал ребят стращать, что, мол, незаконная добыча и всё такое, мол это моя территория. А ребята показали ему документы на участок и лицензию на добычу золота. Делать нечего, тогда он стал уговаривать их продавать ему их участок. Ребята ни в какую, мол рубить курицу, которая несёт золотые яйца, они не будут. Разве только из уважения за 50 миллионов рублей. Хозяин прииска стал с ними торговаться, ударили по рукам, сошлись на 10 миллионах рублей. Получив деньги, ребятки быстро-быстро убрались восвояси, больше их никто не видел. А золота там и близко не было, а то, что они показывали, было добыто в другом месте, а где, я вам не скажу, ну разве ради уважения за дополнительную плату. Как говорится, скупой платит дважды. Теперь, надеюсь, вы поняли, дорогие читатели, что собой представляют современные староверы.

Глава 5. Народная медицина

У старообрядцев в народных способах врачевания, сохранившихся до наших дней, отразилась древняя
медицинская практика славян, многовековой коллективный опыт и знание местных лечебных ресурсов: например, трав, грязей, минеральных лечебных источников. Основная масса старообрядцев в большинстве своём ведёт здоровый образ жизни. Экологически чистая среда, постоянные физические нагрузки до преклонных лет, здоровая, всегда свежая пища и чистая вода. Наличие продолжительных постов, запрет на табакокурение, бражничество – всё это определило природное здоровье старообрядцев.
Среди них нет полных, тучных людей. Атлетизм, богатырство – из чего они брались? Да из тех же здоровых сил, которые составляют их природу и занятия. Живут верно и подолгу, силы не теряют до глубокой
старости, так с румянцем на щеках и умирают. В основном староверы лечатся традиционными, веками
проверенными средствами. К профессиональным медикам обращаются даже сейчас неохотно.
В наше время в повседневной практике широко используют традиционные способы лечения, а не аптечные препараты.

Все способы лечения болезней, практикующиеся у старообрядцев, можно разделить на две категории: рациональные и иррациональные. К рациональным способам народного врачевания относятся все лечебные процедуры в бане, растирания и массаж, все способы снятия боли: использование лечебных трав, и т.д. В наше время эти народные средства охотно рекомендует больным и профессиональная медицина.

Во все времена у староверов баня служила не только для смывания грязи, но и для оздоровления. Целый, понимаешь ли, медицинский центр. Благодаря целебному пару, массажу всего тела, берёзовым, пихтовым или можжевеловым веником баня лечила самые распространённые в Сибири болезни: простуду, кашель, насморк, боль и ломоту в суставах, жар. Даже сильную усталость после тяжёлой работы снимали в бане. Хочу отдельно написать про можжевеловый веник. Он жалит, но эффективно восстанавливает крепость тела, лучшей иглотерапии просто не придумать – на себе испытал. Можжевеловые иголочки проникают во все отделы рефлекторных зон кожного покрова.

Конечно, можжевеловый веник – не единственное хвойное дерево, которое почитается в бане у староверов. Пихтовый веник прекрасно очищает органы дыхания, кроме того, он действует антисептически и стимулирует кровообращение, поэтому необходим при простуде, кашле, бронхите.  Пейте пихтовый чай, говорят староверы, и будете здоровы.

Хочу вам предложить два рецепта из этой же серии. Иглы можжевельника и лапник пихты тщательно перемешать, предварительно они должны быть высушены и истолчены в мелкий порошок. Такой порошок из вечнозелёных деревьев смешать с мелкой солью и натирать на распаренную кожу. Великолепно производит биоэнергетический эффект: не надо делать никакие подтяжки – всё будет в норме.

После бани считается полезным выпить рюмочку можжевеловки. Для этого 1/3 бутылки спелых можжевеловых ягод заливают домашней водкой и настаивают в течении 40 дней, держат в тёмном месте, взбалтывая. И последний рецепт очень настоятельно просила записать одна староверка, предложив мне самому его использовать. Надо сказать, получается отменный чай. Рецепт чая из почек пихты. Этот чай можно применять как наиболее эффективное средство при лечении весеннего истощения и усталости,
для профилактики авитаминоза и укрепления защитных сил организма при простудных заболеваниях. Для этого, собранные весной молодые побеги и свечки пихты сушат. На 1 литр воды добавляют столовую ложку сбора. Заваривая кипятком, дают настояться 10 минут. Пить можно с мёдом по вкусу.
Приятного чаепития!

Но вернёмся к бане. В ней правят поломанные, плохо сросшиеся кости, вывихи. Баня парит, баня правит, баня всё поправит. Не менее популярна у старообрядцев и фитотерапия – лечение травами. Как правило, это местные травы. Лечат чаще женщины, они знают лес и заготавливают травы, каждую в
определённый срок, в зависимости от того, какая часть растения идёт в дело. Почки, кора деревьев заготавливались весной, стебли, листья, цветы в период цветения, ягоды и семена в конце лета и начале осени, корни осенью. Травами старообрядцы лечат почти все болезни. Внутренние – отварами, настоями трав, наружные – компрессами, мазями, натираниями. При некоторых нервных болезнях, испуг у детей травами окуривали. Наиболее известные у староверов следующие травы. Можжевельник (артыш) –им окуривали помещения, что оказывало успокаивающее действие. Его же заговаривают и пьют при обильных менструациях у женщин. Казак – трава очень популярна при женских болезнях, отвар пьют от болезней живота. Кровохлёбка – заговаривают и пьют от разного рода кровотечениях. Бадан – используют при болезни щитовидной железы. Жимолость – ягоды употребляют при повышенном давлении.

Маралий корень – известен как растение, поднимающее человека от 14 болезней и наливающее его молодостью. Уникальный корень Чуксугбай (смоляной корень) – иммуностимулирующий, очищает кровь, дыхательные пути. Марьин корень (пион) – используют отвары и настойки, оказывает успокаивающее действие. Верблюжий хвост (карагана гривастая) – при нервных заболеваниях, головной боли, бессоннице, как успокаивающее, нормализует кровяное давление и работу сердца. Черёмуха – используют при расстройстве желудка сушёные ягоды.

Медвежья пучка лечит простуду, обладает иммуностимулирующими свойствами. Очень широко используют пихтовую и кедровую живицу, радиолу розовую (золотой корень). Для изготовления лекарственных компонентов используют мёд, воск, прополис, медвежий и барсучий жир, маральи рога (папты), струю кабарги, медвежью желчь, бобровую струю, их используют в составе мазей и натирание. Широко применяют мумиё и каменное масло, дёготь и дары тайги: бруснику, чернику и голубику. Весной заготавливают.

Наряду с перечисленными рациональными методами лечения народное врачевание широко использует иррациональные, которые основаны главным образом на психологическом воздействии и включают в себя вербальные методы (молитвы, заговоры) и магические манипуляции. Большое значение придаётся также целебной силе святой воды, заготовленной в Крещение. Стойкая живучесть этих методов связана с замкнутостью и оторванностью от благ цивилизации и медицинских учреждений в частности. Самый распространённый среди старообрядцев способ предохранить себя от болезней и всяких других напастей, а также исцелиться, если болезнь уже началась, это молитва, крёстное значение, молитва за болящего, за его выздоровление, слова «Господи, благослови!» являются частью словесного оберега от болезней и всяких других напастей. Но кроме молитв, используются и другие вербальные методы: магические формулы и заговоры. Следует сказать, что строго верующие старообрядцы отрицают и осуждают заговоры и всякую магию и ворожбу. За использование заговоров и магических действий в лечении наставник мог наложить суровую епитимью (наказание) на верующего.

И всё-таки лечебная магия и её элементы успешно используются в среде старообрядцев. Ведь даже традиционные, всеми известные слова при обливании ребёнка водой «с гуся вода, а с (имярек) худоба» являются ни чем иным, как магической формулой – приговоркой, связанной с очищением водой.

В беседах со старообрядцами о том, как лечились в недавнем прошлом, когда не было аптек и медпунктов, все говорили, что лечились баней, травами, а также обращались к бабкам-знахаркам, которые правили и лечили: «шепотками» – это те самые магические словесные формулы и заговоры, которые используются для изгнания болезней.

Заговоры в основном рассчитаны на силу слова, но они могут сопровождаться определёнными ритуалами, магическими действиями. Одни заговоры произносятся на воду, которая затем выплёскивается, другие сопровождаются очерчиванием круга. Для некоторых заговоров и магических действий имеет значение время и место действия. Вот некоторые заговоры, записывались мною в посёлке Эржей в старообрядческой среде. Нередко знатоки заговоров мне поясняли, что перед чтением заговора нужно произнести молитву, чаще всего «Отче наш». Читать трижды.

Заговор от ангины, старообрядческое название болезни – зубилы. Заговаривается на сучок. Обводить безымянным пальцем сучок, перед заговором прочитать молитву «Отче наш».
Приговариваю зубище
К этому сучище.
Как этому сучищу
В лесу не бывать,
Корней, отводок не давать,
Так чтоб у раба Божьего
(называется имя)
Зубил не бывать.
Помой раз,
Помой час.
Я со словом,
Господь с помощью.
Аминь.
Заговор от укуса змеи
(читается три раза)
Как моему безымянному пальцу имени нет,
Так змеиному жалу у раба (имя назвать)
На руке (ноге) места нет
Ты змей-улан,
У тебя на окияне-море вода,
А у меня рабица Божьей (имя)
В роте вода.
Отныне и во веки, Аминь.
И ещё один очень актуальный заговор в этом году.
Заговор от клеща
(говорить три раза перед тем, как войти в лес).
Я, раб Божий (назвать имя),
Зашёл в лес,
Клещ с ели на пол слезь,
Я гость, я гость,
Моё тело – гвоздь.
Заговор от клещей испытал на себе: две недели, пока я жил в посёлке, гулял по тайге, ни один клещ не посмел меня укусить. А может, моя кровь им просто не понравилась, сказать трудно. Когда я с улыбкой спрашивал: «И что, прямо не было ни одного случая укуса змей, клеща после заговора?» Старообрядцы с удивлением смотрели на меня: мол, о чём он говорит! Например, очень простой заговор от чирья: три раза чирей нужно перекрестить, а потом три раза перекрестить то место, на которое чирей переводят, и сказать слова: «Чирей, тебе место не здесь, перевожу тебя на сук». Нередко заговоры шепчутся так тихо, что больной их не слышит, или заговариваются болезни грудного ребёнка, которые текста понять не могут. При этом в лечении достигается тот же эффект. По-видимому, само звучание и ритм заговора оказывают психотерапевтическое воздействие на больного. Некоторые староверы считают: «Всё в Божьей воле, всё в
руках Божьих», над нами всевышняя сила. «Бог дал, Бог взял». Но в реальной жизни желание помочь больному всеми средствами и способами нередко пересиливает страх перед многочисленными запретами, прибегают к помощи знахарей, т.е. иррациональному методу лечения, используя их наряду с траволечением. Эти знания сложились в результате многовекового опыта, отбора средств и способа лечения, он неповторим, за ним стоит множество поколений. В целом, накопленный староверами веками опыт самолечения бесценен. Это как бы первая ступень научной медицины. Этим опытом нельзя пренебрегать, гораздо разумнее его использовать и изучать. Вся продукция отменного качества. Сертификатом является слово старовера, его вековые познания всей продукции и использование не одним поколением и столетием.

Заключение

Моя книга посвящена малоизученной странице истории культуры русского переселения в Туву староверов. С конца XIX в. Тува, ещё не будучи в составе России, стала районом старообрядческих поселений. В наше время интерес к теме старообрядцев всё возрастает, он связан с общественными тенденциями возврата к утраченным ценностям традиционной культуры. Очень надеюсь, что моя книга – первая и, надеюсь, не последняя на эту тему – вызовет у вас, дорогие читатели, живой интерес. Несмотря на годы гонений, репрессий, старообрядцы сумели прижиться на новых местах, заселили в основном малолюдные и мало освоенные пространства, образовав многие посёлки, деревни, заимки.

Занимавшиеся, главным образом, земледелием, они внесли большой вклад в хозяйственное освоение новых земель, раскорчёвывая и распахивая пригородные участки, сооружая плотины, мосты, мельницы, оросительные каналы и т.д. В исключительно суровых для земледелия климатических условиях этим людям удавалось и удаётся выработать адекватную местным природным условиям систему хозяйствования. Они научились обеспечивать себя всем необходимым, ни от кого не завися и ни от кого не ожидая помощи.

Оставаясь в рамках общерусской культуры, народных традиций, расселившись на огромных просторах Тувы, старообрядцы создали локальные варианты традиций, обрядов, бытовой культуры. Исторические катаклизмы, потрясавшие страну в течение XX века, современные процессы глобализации, модернизации не могли не отразиться на старообрядческом движении: как и везде, в Туве сокращается количество активно верующих старообрядцев, существует проблема преемственности поколений, молодёжь, по мнению старших, уходит в безверие, многие уже среди живущих в Туве потомков старообрядцев не считают себя верующими людьми, искренняя и горячая вера в Бога их предков ими уже утрачена. В лучшем случае их религиозность сводится к ношению нательного крестика, приготовлению традиционных блюд во время больших религиозных праздников и соблюдение некоторых семейно-бытовых обрядов.
Хотя в Верховье Енисея сохранились компактные поселения старообрядцев, где ещё достаточно крепки религиозные устои и семейный уклад, приближающееся к патриархальному, бытовое и культурное давление города приходят и сюда.

В течение более трёх веков старообрядцы проявляли поразительную способность к адаптации, постепенно формируя всё более терпимое отношение к миру, делая уступки требованиям времени, «послабления», ради того, чтобы выжить в изменяющихся условиях, сохраняя главное – самих себя, свою идеологию, свою традиционную культуру. Велики старообрядцы, пронесшие через века святость семьи, трудолюбие, здоровый образ жизни. Может быть, этому помогло их воинственное отмежевание от мира?
Забросили мы 25 миллионов соотечественников в Зарубежье. Когда возвращаются старообрядцы из-за рубежа в Россию, им не создают условий для жизни. А уж кто, как не они, могут работать и производить безобманные продукты и товары?! Ну, уж теперь-то, в эпоху усиления сатанинской злобы на
Россию, уж время ли помнить обиды? И думать, какое выражение лучше: сущим во гробах или гробным? И, выходя из храма, куда поворачивать, вправо или влево? За солнцем мы идём или навстречу ему, в любом случае, мы идём за Христом. Это главное, в этом мы едины сердцами и душами.
Забыть все обиды и жить дальше! Не царапать души памятью о невесёлых временах. Не в прошлое живём, в будущее. А оно у нас общее! Во всём мире: и в нашей стране, и за рубежом перед старообрядцами встали эти проблемы – переход к новым формам жизнеустройства, интегрируясь в хозяйственную систему страны, с сохранением своих традиционных духовных и жизненных ценностей, преемственностью поколений. Все эти вопросы волнуют и старообрядцев Тувы, и они это очень чётко обозначают. Но жизнь на этом не останавливается. Енисей – продолжает нести свои воды, как и многие тысячелетия назад, правда, сейчас через восемь плотин, сооруженных в XX столетии.

Словарь религиозных и церковных
терминов и понятий
Аминь – слово, употребляемое в конце христианских молитв, как выражение полного согласия с истинностью сказанного.
Анафема – проклятие, отлучение от церкви.
Ангелы – по христианским верованиям, созданные Богом бесплотные существа, духи, через которых он возвещает людям свою волю.
Антихрист – образ противника Христа, его антипода, появление которого мыслится христианами, как предзнаменование близкого конца света и Второго пришествия Христа, после чего антихрист должен быть навсегда уничтожен.
Апокриф – произведение религиозного содержания, не признанное церковью священным.
Аскетизм – ограничение, подавление чувственных желаний, полное или частичное воздержание от удовлетворения некоторых естественных потребностей.
Беспоповцы – одно из главных направлений в старообрядчестве, не приемлющее церковную иерархию, священство, избирающее наставника из мирян.
Поповцы – наоборот, признающие священство и приемлющие церковную иерархию.
Библия – священное писание христиан, состоящее из двух частей: Ветхий Завет и Новый Завет. В последнем излагается жизнь и деяния Христа.
Благочестие – выражение религиозности: религиозное посещение Храма, чтение молитв, соблюдение постов.
Богослужебные книги – употребляемые в церковной практике книги, содержащие правила, описание порядка богослужений и тексты для них. В их число входят служебник, Часослов, Устав, Требник, Псалтирь и др.
Вериги – тяжёлые металлические цепи, оковы или иные предметы, которые постоянно носили на себе религиозные фанатики для укрощения плоти.
Грех – религиозное понятие, употребляемое для обозначения действий, слов и мыслей, противоречащих религиозно-нравственным предписаниям.
Епитимья – церковное наказание за проступки против нравственности и веры, налагавшиеся на прихожан и священнослужителей в виде определённого количества поклонов, молитв и д.р.
Инок – монах.
Игумен – настоятель монастыря.
Кадило – металлическая чаша на цепочках, заполненная тлеющим углём, ладаном для курения во время богослужения.
Келья – жилое помещение для одного или нескольких
монахов.
Крёстное знамение – воспроизведение креста движением правой руки (в православии оно совершается троеперстием, сложенными вместе большим, указательным и средним пальцами), у старообрядцев – двоеперстие (указательным и средним пальцами).
Ладан – ароматическая смола, употребляемая для курния во время богослужения.
Минеи четьи – сборники, содержащие жизнеописание святых, поучения. Молитвы исполнения на каждый день года.
Молебен – коллективное хвалебное, благодарственное и просительное обращение к Богу, Богородице и святым во время богослужения.
Моленный двор – помещения для богослужения, в отличии от церкви, без алтаря. Обычно используется старообрядцами беспоповского согласия.
Мясоед – отрезок времени, когда по церковным канонам допускается принятие мясной пищи.
Обет – клятвенное обещание верующего человека Богу, исполнить какое-либо богоугодное дело.
Отшельничество – аскетическое отречение от мирской жизни. С максимальным ограничением связей с людьми.
Паломничество – путешествие верующих к святым местам.
Паства – рядовые верующие, о которых заботится и которыми руководит пастырь – священнослужитель.
Послушник – лицо, готовящееся к пострижению в монахи.
Пост – воздержание на некоторое время от всякой пищи или определённых её видов.
Пострижение – обряд, совершаемый при посвящении в иночество. Состоит в крестообразном выстриженние волос на голове послушника в знак посвящения его Христу и означает полное подчинение человека иноческому Уставу.
Праведник – святой, который прославился своими подвигами и святостью жизни.
Пустынь – небольшой монастырь или уединённая келья в глухом месте.
Скит – жилище отшельника.
Скоромное – то же, что молочное.
Согласие – замкнутая группа верующих в рамках одного толка.
Спасение – обретение праведниками вечного блаженства.
Толк – направление в старообрядчестве (например, поморы, поповцы, беспоповцы и т.д.)
Треба – богослужебный обряд, совершаемый по просьбе верующих: крещение, венчание, соборование, отпевание, панихида.
Царство небесное – мир всеобщего счастья и радости, в
котором после второго пришествия и страшного суда берут
блаженствование праведники.

ПОНОМАРЬ в Контакте

 

Поддержите нас, ПОЖЕРТВУЙТЕ на развитие сайта и оплату ХОСТИНГА!

Оценить статью:
( 2 оценки, среднее 3 из 5 )
Поделиться:
ПОНОМАРЬ