Обрядовая одежда

Традиции

Обрядовая одежда

Как и в других группах старообрядцев, характер и внешний вид моленного костюма были во многом определены поучениями «духовных отцов» иметь скромную долгополую одежду. В хранившемся у одной из бергульских семей учебном руководстве «По закону Божию» указывалось, как должен выглядеть старообрядец или старообрядка: «Мужчины носят кафтаны, женщины сарафан (русская одежда). Головы женщины покрывают платками. Не должно приходить в христианский храм в пышных модных одеждах с различными украшениями. Женщины не должны ходить в храм с завитыми волосами. Мужчинам запрещается бриться и стричься наголо» [Худошин, Яксанов, 1915, с. 28].
Женщинам на моления обязательно требовался большой платок, напоминавший византийский мофорий, который закрывал плечи и руки (см. рис. 1). Развернутый (а не сложенный наискосок) платок застегивали булавкой, при этом одним его краем оборачивали лицо. Этим федосеевкие отличались от других беспоповцев края, например, поморок, которые застегивали булавкой косо сложенный платок. Тщательно следили за тем, чтобы платок закрывал щеки. Подходящими для молений считались праздничные головные уборы не только темных расцветок, но и цветастые (с цветами набиванными). Для молений старообрядцы должны были иметь лестовки для счета молитв и подручник для земных поклонов (согласно их объяснениям, «чтобы сохранять руки в чистоте»).

Старообрядки в молельных костюмах. Федосеевская старообрядческая община Новосибирской обл.
рис. 1. Старообрядки в молельных костюмах. Федосеевская старообрядческая община Новосибирской обл.

В 1920-х гг. женский моленный костюм включал поликовую рубаху, сарафан или сарафан-шубейку и кофту. Для девушек и молодых женщин ткани подбирались светлых, но неярких расцветок, для пожилых — однотонные темные. Обычай требовал обязательного опоясывания, ведь, как поясняли информанты, ссылаясь на духовные книги, «облачеся господь в силе и препоясася» (см. Чин вечерни и пр.). В изучаемое время таким пояском чаще служила сплетенная из трех шерстяных нитей косичка, повязывавшаяся поверх сарафана.
Мужской моленный костюм состоял из рубахи, штанов и пояса, отличаясь от повседневного чистотой и дополняясь кафтаном (см. рис. 2, 3, 4).

Обрядовая одежда:

Кафтан полагалось шить из шерстяных тканей домашнего производства. По своему силуэту старинные «кафтаны» выглядели столбообразными, без боров по талии, как в старинной славянской одежде «свите», по длине достигали колен [Кирсанова 1995, с. 251]. Полы с большим запахом застегивались крючками на левом боку.
После Великой Отечественной войны (и вплоть до настоящего времени) для шитья кафтанов используют хлопчатобумажные ткани темных расцветок. В ряде случаев по-иному стал выглядеть крой — с отрезной талией и борами, застежкой на ряд пуговиц. В моленной мужчины и женщины стояли раздельно, поэтому верхнюю одежду развешивали порознь: женщины в левом углу, мужчины — в правом. Если пожилые люди старались носить традиционные костюмы постоянно, то молодежь по окончании общественных молений сменяла их на более современные наряды.

Обрядовая одежда. таинство венчания

Поскольку федосеевцы относились к безбрачникам, у них не было принято таинство венчания. Отсутствовала также тщательная подготовка приданого и некоторые другие обычаи и обряды, бытовавшие у православных, посещавщих церковь. Хотя свадебные костюмы, как и погребальные, относились к обрядовым, требования к ним не были столь строги, как у сторонников официальной церкви. Выбирались праздничные, часто новые одежды из недорогих по стоимости хлопчатобумажных тканей. Костюм невесты включал рубаху, шубейку, кофту, венок («купленный из парафиновых цветов»), костюм жениха — рубаху и штаны-порты. Свадебные наряды в 1920-х гг. не всегда отличались следованием традиции: невеста могла наряжаться в модные для того времени кофту с юбкой, жених — в брюки с надевавшейся навыпуск рубахой. Центром композиции свадебного наряда невесты был ее головной убор, а кульминационным из свадебных обрядов — смена девичьего убора на женский. В первый день свадьбы невеста еще сохраняла «девичий облик» — сидела за столом с непокрытой головой и с одной, «девичьей», косой, в которую для этого случая вплетали множество разноцветных лент и бантов (см. рис. 4, 5). Голову венчал обруч, увитый бантами из лент или из искусственных цветов. Украшением жениха служил цветок в картузе или другом головном уборе.

Прическа просватанной девушки (или невесты первого дня свадьбы)
Рис. 6. Прическа просватанной девушки (или невесты первого дня свадьбы). Собрание дома-музея им. П. П. Бажова, д. Бергуль Северного р-на Новосибирской обл. Фото А. А. Мальцева, Новосибирский областной центр фольклора и этнографии.

Смена «девичьего» головного убора на «женский» совершалась в ходе специального обряда, называвшегося «садить на кадку», или «ставить квашню». В доме жениха на второй день свадьбы заплетали две косы и укладывали их вокруг головы. Эта процедура называлась «закрутить по-бабьи». Особое значение придавалось перекрещиванию волос на затылке, чему следовали затем в течение всей жизни и рассматривали, по-видимому, в качестве оберега женщины.

Сверху голову покрывали мягким чепцом (катиукам, кокошником), а в 1920-1930-х гг. чаще повязывали узлом назад или под подбородком платок, который жених держал наготове и подавал в нужный момент. Покрывание волос символизировало будущую подчиненность жены мужу, о чем недвусмысленно говорится в постановлениях старообрядческих соборов, в свою очередь, ссылавшихся на послание апостола Павла: «…жена должна есть плат имети на главе, то есть знак подчиненности, иметь покровеную голову, разумея власть мужа» [Собор и соборное деяние…, 1891]. Ссылки на столь авторитетный источник, конечно, были важны для старообрядцев. Заметим однако, что покрывание платом невест и традиция его обязательного ношения соблюдались еще древними славянами [Сабурова 1974, с. 97].

Обрядовая одежда. Погребальный костюм

Умершего необходимо было снаряжать должным образом, используя заранее заготовленный костюм и учитывая прижизненные пожелания на этот счет. Современный комплекс одежды, который показали пожилые женщины, включает: рубаху, сарафан-шубейку, саван, лестовку, пояс, два платка, простъшю-надгробницу (рис. 7). К одежде, например в рубахах, пришивали тесемки, которые не завязывали. Пояс располагался поверх сарафана, с перекинутыми концами по центру. По сравнению с погребальными комплексами, просмотренными нами в этой группе в 1991-1993-м гг., в подборе материалов в 2010-е гг. наблюдалось отступление от строгих правил. Современный погребальный костюм изготавливается из покупных материалов, встречаются шубейки и рубахи, сшитые из цветастых или пастельных тонов хлопчатобумажных тканей (ранее только белые или очень светлых тонов). Вместе с тем, лестовку и саван все еще продолжают делать из белого льна, бязей — из-за отсутствия домотканых тканей используют фабричные. В ходе экспедиционных исследований 2013 г. выяснилось, что практически отсутствуют упоминания о ранее фиксировавшейся традиции шитья саванов после смерти (их не шили заранее, как другую одежду) [Фурсова, 1998, с. 90]. Сегодня встречаются саваны, сшитые из тюля в виде мешка с вырезом для лица.

Погребальный сарафан на Варваре Харитоновне Атопкиной из с. Северное Новосибирской обл.
Рис. 7. Погребальный сарафан на Варваре Харитоновне Атопкиной из с. Северное Новосибирской обл. ПМА 2013.

Как и во многих других группах старообрядцев, весь погребальный костюм шьется вперед иголкой (живулькой) без завязывания узлов [Фурсова, 1983, с. 83]. Женщине накидывают на голову два платка, из которых нижний делают «на наличку», а верхний «лицом», но ни тот, ни другой не завязывают на узлы («Чтобы узлов не было», «Концы перекидывают справа налево»). Прически умерших женщин соответствовали их прижизненному семейному статусу: «Если умерла незамужняя девушка, одну косу плетут. Веночек не делают. У нас незамужние девушки и девочки одну косу носили и волосы не стригли. Женщины -две косы и сюда завязывали (показывает впереди головы. — Е. Ф.). Если девушка, то когда косу плетут, прядочки наверх кладут, а то вниз, когда женщина…» (ПМА 1997). К этим сообщениям можно добавить слышанные нами ранее сообщения об обычае плетения девичьей косы женщине-вдове, прожившей благочестиво 25 и более лет. По мнению Ф. К. Пудовой, таких женщин следовало хоронить и поминать девицами, т. е. приравнивать их к «христовым невестам» [Фурсова, 1998, с. 91].

Обрядовая одежда.И в заключении.

В отличие от старообрядцев Среднего Приобья [Бардина, 1995, с. 176], у васюганцев запрещалось хоронить умершего с украшениями, что касалось, прежде всего, женщин. Можно считать типичным такое высказывание Е. К. Прокофьевой* (*Прокофьева Евдокия Карповна (1914 г. р.), родилась в д. Бергуль Кыштовской вол. Каинского уезда Томской губ. Старообрядка. Родители приехали «с Глубокого». «Руськие».) : «На покойницу никаких украшений не надевали, не дай Бог, нет. Мама вообще украшений не носила, это большой грех. Это будет ящерица болтаться, вместо серёг. Это будет змея болтаться вокруг шеи, где бусы были. Не дай Бог. И обязательно штоб крестик был на смерть» (ПМА 2013). Совершенно очевидно, что эти запреты были обусловлены рекомендациями христианской церкви с ее нацеленностью на аскетизм и самоограничение, но шли вразрез с языческим погребальным обрядом северных русов Х-ХШ вв. [Древности Белозерья, 2010, с. 75]. Как известно, количество сопровождавших покойного вещей на протяжении XI-XTI столетий постоянно уменьшалось, пока, в конце концов, не свелось к предписываемому обычаем минимуму — нательному кресту.

автор: Е.Ф Фурсова (гл.5 Обрядовая одежда).

литература: Традиционная одежда русского и других восточнославянских народов юга западной Сибири.

Подписывайтесь на канал Пономарь|ЯндексДзен, чтобы не пропускать интересные новости и статьи. Редколлегия сайта ПОНОМАРЬ, Кызыл. 

Поддержите нас, ПОЖЕРТВУЙТЕ на развитие сайта и оплату ХОСТИНГА!

Оценить статью:
( Пока оценок нет )
Поделиться:
ПОНОМАРЬ