О крестном знамении: Зитуменосъ или взыскание

Примеры крестного знамения, приведённые в книге" Поморские ответы"

Споры о перстосложении на Руси особенно обострились в период церковной реформы, начатой патриархом Никоном. Они начались после того, как в 1653 г. на неделе, предшествующей Великому посту, по приходам была разослана «память», в которой предписывалось придерживаться единственной формы крестного знамения — троеперстия. В свое время церковно-земский собор, состоявшийся в Москве в 1551 г., в итоговом документе посвятил отдельную главу определению формы крестного знамения. Это была 31-я глава под таким названием: «О крестном знамении, как подобает архиереем и иереем рукою благословлять и знаменоваться. И прочим православным христианом знаменоваться и покланяться». В ней было провозглашено, что единственной формой крестного знамения на Руси является двуперстие: «Аще ли кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает крестнаго знамения, да будет проклят…».

Троеперстная форма сложения перстов при крестном знамении, введенная в 1653 г. в качестве единственной и обязательной, вызвала бурную полемику между противниками церковной реформы и ее сторонниками. Каждая сторона, обратившись к источникам, пыталась доказать, что именно она придерживается древнего способа перстосложения.

В результате история крестного знамения в России оказалась изученной в достаточной степени. Особое значение имеют работы Е.Е. Голубинского, Н.Ф. Каптерева. Современный исследователь Б.А. Успенский в монографии «Крест и круг» в определенной степени подвел итог научного изучения этой проблемы, сделав следующее заключение: «В настоящее время можно считать доказанным, что старообрядцы были правы: они сохранили старый греческий способ перстосложения, который был заменен самими греками. Двуперстное крестное знамение было принято в Византии во время крещения Руси и естественным образом было заимствовано русскими».

Господь вседержитель. Икона VI в. Монастырь св. Екатерины на горе Синай
Господь вседержитель. Икона VI в. Монастырь св. Екатерины на горе Синай

Защитники старого обряда сразу после введения троеперстия попытались обосновать свое право остаться верными прежней форме крестного знамения, написав соответствующие сочинения. Они продолжали это делать и после того, как Большой московский собор 1666-1667 гг., прошедший с участием восточных православных патриархов, утвердил в качестве единственной формы крестного знамения троеперстие и наложил соборную клятву на тех, кто продолжал придерживаться старого обряда. Противники церковной реформы попытались найти аргументы в защиту древности двуперстного крестного знамения. В древнерусском книжном наследии им удалось отыскать авторитетные рукописи и книги, изданные до восшествия на патриарший престол Никона, с текстами, поддерживающими их точку зрения.

В результате были составлены своды выписок из них, в которых каждая цитата сопровождалась точным указанием параметров исходного текста. При этом защитники старого обряда проявили вполне научный подход к описаний рукописей и печатных книг, из которых заимствовали нужный им фрагмент. В этом случае особенно заметна коллективность творчества, когда из поколения в поколение передавались эти своды выписок. К ним уважительно относились защитники старого обряда, избравшие беспоповское состояние и считающие необходимым существование священников. При этом каждое поколение не только увеличивало количество приводимых текстов, но, по возможности, проверяло точность цитаты и уточняло описание рукописи или печатной книги, внеся какие-то коррективы или дополнив новыми сведениями.

К первой четверти XVIII столетия защитники старого обряда обладали набором выписок из русских рукописей и старопечатных книг, которые не только поддерживали их точку зрения по вопросу о форме крестного знамения, но и обладали безусловным авторитетом для оппонентов. Это было связано с тем, что исходными текстами, которые были подробнейшим образом описаны, служили значимые для православия сочинения и издания.

Все это позволило старообрядцам писать сочинения в защиту двуперстия, в которых можно было уже не приводить целиком нужный фрагмент из рукописи или печатной книги, а сделать отсылку к нему. Это делало рассуждения автора особенно убедительными для читателей. Следующим этапом осмысления проблемы двуперстного крестного знамения для защитников старого обряда стало утверждение не только о древности этой формы для Руси, но и для христианства вообще.

Деисус. Мозаика в базилике Сан-Марко в Венеции. XII в. О крестном знамении
Деисус. Мозаика в базилике Сан-Марко в Венеции. XII в.

К такого рода произведениям относится «Зитуменос, или взыскание, аще двуперстное сложение на изображение креста есть Христово предание», которое, как это следует уже из названия, посвящено доказательству справедливости этого постулата.

Автор публикуемого сочинения Алексей Иродионов (1710-1780). В 1732 г. он поселился в центре поморского согласия — Выгорецком общежительстве, где написал несколько сочинений в защиту старого обряда, в том числе и «Зитуменос...». В начале XIX в. Павел Онуфриев Любопытный в своем «Каталоге или Библиотеке староверческой Церкви» следующим образом охарактеризовал содержание этого сочинения: «Ясная и разительная, духом благочестия и убеждения горящая апология о двуперстном сложении ради крестного знамения, израженная в разнообразном исследовании, что оная форма двуперстия точно есть Христова, апостольская и божественный символ Христовой церкви, а триперстие Никона патриарха очевидно есть, что оное новое, чуждо всего означенного достоинства…» .

Здесь очень точно охарактеризована суть произведения Алексея Иродионова и дана не просто положительная оценка, а восторженный отзыв о нем. Следовательно, «Зитуменос…» в первой четверти XIX в. по-прежнему пользовался авторитетом в среде старообрядцев, хотя его автор умер, находясь в лоне официальной Церкви, выполняя обязанности протоиерея Новгородского Николаевского собора, написав «Обличение расколнического лжеучения», в котором опровергал учение, прежде так умело и убедительно защищаемое им. В публикуемом сочинении, написанном в начале 40-х годов XVIII в., автор в двух «Взысканиях» путем логических рассуждений пытается убедить читателя, что двуперстная форма крестного знамения есть Христово предание, предлагая соответствующее истолкование текстов Евангелий.

Н.С. Гурьянова, доктор исторических наук.

Зитуменосъ или взыскание первое

Аще двуперстное сложение на изображение креста есть Христово предание:

Апология или отсловие

Аще и нигдеже пишетъ о семъ, яко Христово, или не Христово, но поелику человекъ разумеваетъ Божественная и человеческая, потолику можетъ достигнуть, яко сие двуперстное сложение Христомъ предано есть, можетъ нарещися Христово предание, сие же познание можетъ быти чрезъ последующие взыскания:

  1. Взыщемъ, кто есть Христосъ и увидимъ: яко есть Богь и человекъ (Иоанна Зач. 10: Филипп. Зач. 240).
  2. Взыщемъ, что Христосъ проповеда; и увидимъ, яко проповеда Онъ троицу и двоицу, сиречь три ипостаси Божества и два естества ипостаси Своея (Матф. Зач. 116: Иоанна 9).
  3. Взыщемъ, вся ли Самъ изреклъ есть, яже подобаетъ; и yвидимъ, яко многая оставила есть глаголати Духу (Иоанна 53).
  4. Взыщемъ, чрезъ кого глаголаше Духъ Святый; и увидимъ, яко чрезъ апостолы, пророки (бывшие при апостолехъ) и учители (Кор. 153).
  5. Взыщемъ, учителие глаголютъ ли что отъ себе противно Божественному Писанию; и увидимъ яко аще что и отъ себе глаголютъ, но согласно Писанию (Беседа 3лтаустa на Послание к Кор. 132).
  6. Взыщемъ, кто глаголетъ о двуперстномъ сложении, яко симъ подобаетъ знаменоватися; и увидимъ, яко церковнии yчителие глаголютъ сие: блаженный Феодоритъ, Никифоръ Панагиотъ и преподовный Максимъ Грекъ
  7. Взыщемъ, аще есть некое согласие въ двоперстномъ сложении ко Христовой проповеди; и увидимъ, яко еже Христосъ Евангелиемъ проповеда, сие въ двоперстномъ сложении символически изображается, сиречь троица и двоица, и что согласия можетъ быть больше;
  8. Взыщемъ, аще и прежде учителей, сами святии апостоли сие предаша; и увидимъ, яко и сие святии разсуждаютъ, ибо преподобный Максимъ Грекъ сие двоперстное сложение нарицаетъ я тайное Апостольское преданиея (зри в книге его Слово 40).
  9. Взыщемъ, аще есть след во истории, по нему же летъ есть приити в познание, яко Христостъ рукою Благословляше; и увидимъ въ самомъ Евангелии написанное: возложь руце на нихъ (сиречь на детей), благославляше ихъ (Марк 44), и паки: воздвигъ руце Свои, благослави ихъ (апостоловъ) Лука 114.
  10. Взыщемъ, аще есть свидетельство во истории, яко двоперстнымъ сложениемъ благословляше Христосе; и увидимъ не едино, ни два, но и многая. Ибо история есть сугуба, 1. книги, 2. иконы: ибо святый Дамаскинъ и иконы повестию нарицаетъ (зри слово его о иконахъ соборн. листъ 324). Но въ книгахъ древлеписменныхъ писано есть: аще кто не знаменуется двумя персты, якоже Христосъ, да будетъ проклятжъ. На иконахъ же Самъ Христосъ издревле живописуется, имущь благословящую руку съ двоперстнымъ сложениемъ.
  11. Взыщемъ, кто первый Христа на иконе съ таковымъ сложениемъ перстовъ изобразилъ есть; и обрящемъ, яко самовидецъ и евангелист лука (история о иконе Тихвинской Богородицы).
  12. Взыщемъ, аще Лука былъ есть живописецъ, ибо и сему прекословятъ нецыи; и увидимъ о семъ многая достоверная свидетельства отъ святых грековъ и отъ православныхъ россиянъ, последующихъ грекамъ.
  13. Взыщемъ, бяше ли обычай и есть ли, сице слагати персты ко изображению креста; и увидемъ, яко и ныне архиереи и священницы слагаютъ персты, древнему оному последующе преданию, аще и инако сие разсуждаютъ. Самый древний обычай есть, слагати персты первый съ четвертымъ и пятымъ въ символъ Троицы, вторый же съ третьимъ въ символъ двоицы-и симъ двуперстым сложениемъ, якоже священницы благословляху, тако и вси христиане крест на себе изображаху, еже показуютъ иконы святыхъ апостолъ, мучениковъ, святителей, преподобныхъ отецъ и святыхъ женъ: яже святый Владимире изъ Корсуня принесе, яже во Владимиръе чудесно явишася и яже сами святии россистии отцы живописаша, яже всякъ градъ и весь имяше и честны и святы даже до лета 1656. Показуютъ сие и святые книги древлеписанныя-харатейныя и печатныя в Москве, Киеве, Вильне, Львове, Сербии и Валахии-до вышепоказанного лета изданныя, ихъ же множество безчисленно есть: и вся едино обычай двоперстнаго сложения, бывший въ России отъ Владимира до Никона, ясно показуетъ.
  14. Взыщемъ, аще единымъ двоперстнымъ сложениемъ древле священицы благославляху, а прочии знаменовахуся; и обрящемъ древняя достоверная свидетельства, яко едино сие перстосложение бе и у священниковъ въ благословении и у простолюдиновъ въ изображении креста на лицахъ своихъ.
  15. Понеже нынешнее священниковъ пятиперстное сложение и их о томъ рассуждение, российскому точию языку малым нечимъ прилично быти, прочимъ же языкомъ весьма чуже: глаголютъ бо, яко первый перстъ съ четвертымъ и пятымъ слагается не въ символъ Троицы, но въ символъ . вторый съ третьимъ слагается паки не въ символъ двоицы, но въ символъ IC. Взыщемъ, свойственно ли есть наше двоперстие всякому языку; и увидимъ, яко и грекомъ, и россияномъ, и евреомъ, и халдеомъ, и всемъ во всей поднебесней обретающимся языкомъ сие двоперстное сложение тако свойственно есть, якоже и самая вера Христова: ибо вси должны суть веровати въ Троицу лицъ Божнихъ и въ двоицу естествъ воплотившагося Сына Божия: и вси симъ перстосложениемъ святыя веры таинство чисто и безтрудно изобразити могутъ.
  16. Взыщемъ, аще суть дела Христова въ Евангелии не писанная; и обрящемъ, яже суть многая (Иоанна Зач. 67). Таково есть и оное чудо, еже не отъ Евангелия, но отъ иныя истории уведехомъ о Нерукотворенномъ Образе, еже и святый Дамаскинъ воспоминаетъ (въ книге 4, глава 17).
  17. И еще взыщемъ, аще суть предания веры таковая, о нихъ же Святое Евангелие молчитъ; и увидимъ премногая: таково есть, еже въ три погружения крестити, таково есть, еже крестъ Христовъ почитати, еже святыя иконы чтити, еже на востоке поклонятися, исповедание веры глаголати, службу и пение церковное творити и ина симъ подобная. О нихъ Евангелие молчитъ, обычай же научаетъ и святии отцы свидетельствуютъ: яко сия суть члены веры и апостольская предания, и отъ Самого Христа начашася. Темже и двоперстнаго сложения предание, аще и не воспоминается въ Евангелии, но понеже въ Символъ святыя веры уставися и все благочестия таинство изображаетъ, яве есть, яко Апостольское предание. Темже и святым Максимъ Грекъ нарицаетъ его тлимое апостольское предание (зри в кинзе его слово 40).
  18. Взыщемъ, кия вещи нарицаются Христовы; и обрящемь, яко нарицается вера Христова, Евангелие Христово, Духъ Христовъ, Крестъ Христовъ, Церковь Христова, Павловы и Златоустовы уста—Христовы уста.
  19. Взыщемъ, откуду вера нарицается Христова, понеже во языцехъ не Христосъ проповеда веру, но апостоли яве есть, яко первое убо понеже во Христа веруемь, второе же, яко Христосъ есть начальника веры. Темже и двоперстнаго сложения предание, понеже два естества во Христе изображаетъ, можетъ нарещися Христа символъ, а понеже отъ Христа издадеся, можетъ нарещися Христово издание или тайное предание.
  20. Взыщемъ, откуду нарицается Евангелие Христово, не Христосъ бо написа Евангелие, но апостоли: и довлеетъ точию нарицати апостольское Евангелие. Откуду убо нарицается Христово; яве уво есть, яко первее посему нарицается Христово, понеже Христа благовествуетъ, второе же, яко Христосъ есть первый проповедникъ Евангелия. Темже и двоперстнаго сложения предание, яко Христа символически изобразующее, Христова емвлима зватися и яко Хрнстомъ начатое можетъ и Христово тайное предание нарицатися: тайное же посему, яко въ Евангелии не воспоминается.
  21. Взыщемъ, откуду нарицается Духъ Христовъ, еда отъ Христа исходитъ, якоже глаголютъ латины; аще убо отъ Христа исходитъ, почто и отлучаемся латинянъ: аще ли не исходит отъ Христа, почто нарицается Христовъ; всяко нужда есть рещи: понеже во Христе пребывает и Христомъ подавается, сего ради и Христовъ нарицается. Темже и мы ре- чемъ: понеже и двоперстное сложение у Христа бе (якоже выше во взыскании 10 показася) и Христомъ тайно некако издадеся, и нарицается предание: сего ради и Христово тайное предание нарещи безбоязненно есть.
  22. Взыщемъ, откуду нарицается Крестъ Христовъ въ Церкви, еда убо на семъ кресте, его же сами сотворихомъ, Христосъ распяся; Никакоже: но понеже подобенъ есть самому Христову Кресту и Христа распятаго образуетъ, и Христовы Благодати исполненъ есть: сего ради и нарицается Христовъ. Темже и двоперстное сложение, два естества Христова изобразующее, можетъ Христовъ символъ нарещися: а яко отъ Христа издадеся, аще и тайно, можетъ Христово тайное предание глаголатися.
  23. Взыщемъ, откуду вернии людие нарицаются Церковь Христова, еда Христос пребываетъ въ нихъ тако, яко и вси видятъ; Никакоже: но понеже веруютъ во Христа и верою и лювовию приемлютъ Его, по глаголющему: вселюся въ нихъ и похожду (2 Кор. Зач. 182). Убо и двоперстное сложение съ верою и любовию Христовою (въ начертании креста) содержимое, яко отъ Христа тайно происшедшее, можетъ нарещися предание Христово: а яко Христа образующее, можетъ нарещися символъ Христовъ (Дамаскинъ книга 4, глава 10).
  24. Взыщемъ, откуду Павловы и Златоустовы уста, нарицаются Христова ycтa, еда Христос Своя уста Павлу даде, а Павелъ 3латаусту; Никакоже: но понеже еже Христосъ о вере и любви Божией и о делехъ благихъ глаголаше: сие и Павелъ, сие и 3латаустъ Темже и двоперстнаго сложения предание, понеже апостольское тайное есть предание, по святому Maксиму Греку: убо апостоли не сами сие умыслиша, но отъ Христа прияша (якоже выше во взыскании 10 изъяснися).

Из всего сказаннаго видно во-первых, что двоперстное сложение для крестнаго знамения от Христа издадеся, во-вторых, что оно силою Христовою соблюдается, и что следовательно, хотя оно и не воспоминается въ Евангелии, можетъ быть непогрешно названо тайнымъ преданиемъ Христовымъ.

  1. Еще къ симъ взыщемъ: кто гллголетъ, яко двоперстное сложение не отъ Христа есть; и увидимъ, яко сие не древний глаголютъ, но новейшии: не грецы, но россияне: не святии отцы, но никоны и питиримы, имже да воздастъ Господь по деломъ ихъ: не точию бо отъ себя противно святымтъ глаголютъ и безъ страха хулятъ, причитающе сие святое предание и сей священный символъ веры къ древнимъ ересемъ, ко арианской, несторианской, арменской, но и вводятъ еще некоего Мартина ересиарха, принесшаго сие изъ Армении въ Россию около лета 1150, какого ересеначальника ниже слышаша въ России даже до лета 1717, и предлагаютъ во свое свидетельство мнимособорное деяние на Мартина, таково нечто творяще, яково же обретшие Евангелие отъ Варнавы и Евангелие отъ Фомы.

И отъ сихъ взысканий и от последующих имъ показаний, аще кто нарочно сердца своего не ожесточитъ, можетъ познати, яко двоперстное сложение въ изображении креста есть не токмо церковное, не токмо апостольское, но и Христово предание. О преданиях же вообще пишете апостолъ: братие, стоите н держите предания, имже научистеся или словомъ или посланиемъ нашимъ (Кор. Зач. 147).

зитуменосъ или взыскание второе

Какъ, евангельская история разсуждается, еже воздвигъ руце Свои и влагослови ихъ (аностоловъ).

апология или отсловие

Первее подоваетъ разсмотрети неправое о семь paзумение, и потомъ предложити правое. Неправое paзумениение есть cyгубо:

  1. Яко Христосъ благослови ученикики Своя безъ всякаго перстосложения, якоже и патриархъ Иаковъ внуки своя благословляше:
  2. Яко и Христосъ аще и сложилъ есть персты, но сице сложи, якоже ныне архиереи и священннцы слагають, знаменающе пятию перстами четыре славянские литеры: IC ХС.

Но сия оба paзумения неправо показуются отсюду:

  1. Понеже не точию въ Евангелии и толковании, но и прочихъ книгахъ церковныхъ не писано о семъ.
  2. Яко оба сии мнения нова суть и тогда начашася, егда триперстное и пятиперстное сложение утвердися.
  3. Понеже оба сии толкования предлагаются на уничтожение древняго предания, еже двома перстома благословляти и знаменоватися.
  4. Яко древний обычай живописцевъ есть, возносящягося Христа благословящия руки писати съ двоперстнымъ сложениемъ, а не безъ сложения, ниже съ пятиперстнымъ, по нынешнему обычаю (зри на запрестольномъ кресте въ соборной успения Богородицы церкви въ Москве, егоже принесе святый Владимиръ изъ Корсуня, лета отъ Христа 988). И сия четыре показания обще противу обоихъ неправыхъ разумений предложившее, разсмотримъ еще коеждо собственно. Первое убо сицевымъ разсмотрениемъ:
    1. Аще право есть сие мнение, яко Христосъ безъ сложения перстовъ благослови святыя апостолы: yбо подобаше и по апостолехъ быти вся веки повсеместному обычаю, еже и священннкомъ такожде благословляти народъ безъ всякаго перстосложения, якоже Христосъ благослови апостолы. А понеже священницы слагаютъ персты отъ древнихъ временъ: Яве, яко сей обычай, яко неписанный ycтавъ, въ Церкви Христовой утвердившийся, отъ самех апостоловъ изыде. Апостоли же со Хрнстомъ поживше и отъ Него благословение приимше, отъ Него благославляти научишася.
    2. Аще Христостъ, по патриавху Иакову, не сложением перстовъ благослови: чегоо ради сие сотворилъ есть; Сего ли ради, да утвердитъ таковый обычай, еже безъ сложения перстовъ благословляти, или яко несть въ семъ сложении ни едннаго символа какого либо таинства; Но аще хотяше утвердити таковый обычай, почто последи противно хотению Его сложение перстовъ на благословение введеся; Аще ли въ перстосложении несть символа таинству, почто толкуютъ учнтелие, яко три персты слагати подобаетъ во образъ Святыя Троицы, два же во образъ дву естеству вочеловечшася Бога Слова;
    3. Аще Христосъ несложенными персты благослови: убо сложение перстовъ или апостоли умыслиша отъ себе, или по апостолехъ учителие премениша апостольское предание. Но аще апостоли умыслиша отъ себе, еже слагати персты, убо и апостоли заблудиша, предавше тайное предание, егоже отъ Христа не прияша: аще ли учителие премениша апостольское предание, яве есть, яко учителие таковии ариане беша, учаще, яко имже образомъ первый перстъ съ четвертымъ и пятымъ не равни суть, тако не ракни и Отецъ с Сыномъ н Святымъ Духомъ.
    4. Аще учителие сие перстосложение отъ себе умыслиша: убо прочая многая тому подобная умыслиша и предаша, яже мы не ведуще содержимъ, аки апостольская предания. И аще хощеме правымъ святыя веры путемъ шествовати, подобаетъ намъ отврещи все учительския книги, яко суетныхъ преданий исполненныя, и последовати не Греческой Церкви, но единому славному германскому учителю Лютеру, о немже весь широкий и многонародный западъ, кроме Римскаго Папы и его костела, свидетельствуетъ, яко сей есть светъ мира и око здравыя богословии, яко сей изъ тьмы и заблуждения изведе люди Божия во светъ евангельскаго истиннаго учения и настави на правый путь святыя веры Христовы.

И сице показуется, яко первое разумение весьма противно есть истинной вере и Святой Церкви Христовой и апостольскимъ словесемъ: положи Богь въ Церкви первое апостолы, второе пророки, третие учители (Кор. Зач. 153).

Разсмотримъ же и второе последующими образы:

  1. Аще Христосъ сложилъ есть персты во образъ четырехъ славянскихъ литерт IC ХС, убо Христосъ россиянинъ бе, а не евреинъ (по Евангелию), или же российский языкъ сложеннемъ симъ предпочелъ есть предъ всеми языками. Но первая мысль ложна есть и вторая неправедна.
  2. Аще взыщемъ, кое больше есть изображати сложениемъ перстовъ: Троицу ли Святую съ таинствомъ воплощения, или Имя Исуса Христа; увидимъ, яко первое столько есть больше втораго, елико самая вещь лучше есть имени, елико Христост Самъ больше есть сихъ четырехъ буквъ: темже Христосъ во образъ перваго, а не втораго сложилъ есть персты Своя.
  3. Не мощно бе апостоломъ сихъ литеръ знати: зане апостоли евреи бяху, сия же литеры славянския суть, а не еврейския. И при кресте евреи не ведяху не точию литеръ славянскихъ но и самаго языка и народа российскаго, зане Россия далече отъ Ииросалима. Еще же тогда россияне и писменъ не имeяxу но последи за многа лета обретоша. Темже Христосъ сложениемъ перстовъ Свонхъ не сия литеры IC ХС изобрази, но таинство некое.
  4. Понеже, якоже Христосъ Благослови апостолы, тако и апостоли имяху благословляти вся языки: темже и сложению перстовъ благословящихъ подобаетъ быти такову, егоже бы всякъ языкъ paзумети могъ. Но сия литеры, не токмо прочимъ языкомъ, но и самимъ россняномъ тогда не знаеми бяху, зане Россия безъ писмени бяше. Темже Христосъ не литеры славянския, но тайну некую символически сложениемъ перстовъ показалъ есть.
  5. Не мощно есть не токмо жидовскихъ, греческихъ, латинскнхъ и прочихъ языковъ, но и самехъ славянскихъ литеръ перстами изобразити: понеже перстамъ, изобразующимъ литеры, подоваетъ отъ pyки не отсеченнымъ быти. И аще не oтceкутcя, первый съ четвертымъ хера начертаваетъ, пятый слова не изображаетъ, вторый иоты подобие не имеетъ и третий въ символъ слова положитися не можетъ, якоже и самый видъ сего перстосложения и самое сихъ литеръ начертание показуютъ. Еще же персты и титлъ иметь над собою не могутъ, безъ титлъ же Имя Иcyca Христа въ именительномъ падеже не четырьми, но десятью съ единою литерою пишется (сице безъ ъ-ра Icyc — Христос), а сихъ литеръ ниже десятью перстами изобразовати можно есть. Темже въ пятиперстномъ сложении не начертавается Имя Владыки все и последовательно. Убо Христосъ аще сложилъ есть персты Своя, сложилъ не во образъ Имени Своего, но во образъ иного некоего таинства.
  6. Аще Христост сице сложи персты Своя и сицевымъ сложениемъ благослови апостолы, кто таковое предание премени и во инъ символъ сложение перстовъ премени, еретикъ ли или православный; Аще еретикъ, яве, яко арианинъ бе: да покажетъ чрезъ неравенство перстовъ неравенство Божескихъ Ипостасей (якоже и творцу Скрижали мнится) и, послушавъ его, Церковь заблудила отъ пути истины. Аще ли православный, яве, яко показалъ есть гордость на Церковь Христову, пременивъ Христово тайное предание и апостольский неписанный уставъ. Обаче аще еретикъ, аще православный не подобаетъ леннтися, но достоитъ изыскати, кто бе сицевый высокоумный и въ как лета и бъ коей стране н при коихъ царехъ. Но аще и тысящу летъ потщимся искати, ничтоже обрящемъ, кроме соборнаго деяния на Мартина еретика, бывшаго въ Киеве лета 1150, еже творецъ Пращицы обрете лета отъ Христа 1717: о которомъ еретице въ ономъ соборномъ деянии, въ реестре его ересей, въ 18 пункте пишется: яко учаше слагати ручныя персты, первый перстъ съ двумя последними, а указательнымъ и среднимъ повелеваше креститися и попамъ благословляти. А понеже на оное деяние учинено уже разсмотрение и въ Синоде подано, сего ради подобаетъ ждати изъ Синода противнаго разсмотрения и показания, но сего не чаеме даже до онаго дне и часа, егда со всеми человеки и творецъ соборнаго деяния воскреснетъ и правость книги своея на Страшномъ Суде Христове предъ всею вселенною покджетъ.

Се убо видимъ, яко и второе рлзумение сея повести евангельския недостоверно есть. Возмемъ же третие, еже намъ мнится истинно быти, яко Христосъ сложилъ Своя пречистыя персты первый съ четвертымъ и пятымъ въ символъ Святыя Троицы, который же съ третьими въ символъ двойства естествъ Своея Ипостаси, и сице благословилъ ученики Своя, егда возношашеся на небо.

Сие разумение право видится сихъ ради причинъ:

  1. Достовернейше есть веровати, яко древний обычай Благословения свя- щенниковъ отъ Христа и отъ апостоловъ изведеся, а не отъ человекъ умыслися, якоже и ныне священницы благословляютъ. Но древний обычай Благословения священникомъ, простымъ же на изображенне креста на лицахъ своихъ есть, еже слагати персты, указательный и великосредний, во образъ Христа, распятаго за насъ на кресте во двою естеству, и первый съ двема последнима ко обрдзъ Святыя Троицы, тако изволившей о нашемъ спасении. Сице святый Мелетий благослови люди: сице блаженный Феодоритъ, святый Петръ Дамдскинъ, Никифоръ Панагиотъ, преподобный Максимъ Грекъ, мужие премудрии и богословии светомъ просвещении, и апостольскихъ предний столпи непоколебимии, премудро завещаваютъ.
  2. Яко сие сложение перстовъ многими книгами свидетельствуется имети свое начало отъ Самого Христа, и отлагающие его проклинаются сице: аще кто не знаменуется двумя персты, якоже Христосъ, да будетъ проклятъ (выше взыскание 10).
  3. Яко на многихъ древнихъ иконахъ живописано есть тоежде перстосложение: и сие из древнейшаго обычая и церковнаго предания: не точию у преподобныхъ и мучениковъ, но и у апостоловъ и у Самого Христа. О чесомъ въ 1723 году данная апология во всероссийский Синодъ отъ выгорецкихъ пустынножителей npoтиву вопросительныхъ иеромонаха Неофита пунктовъ довольно изъявляетъ.
  4. Яко сие аще во святомъ евангелии и не воспоминается, но бяше некая правильная вина, яже ради о семъ перстосложении евангелистомъ молчати подобаше. Что же бе за вина; понеже сие есть изображение, якоже показахомъ, всея веры святыя и знаменуетъ два великая и уму человеческому непостижимая догмата, сиречь о Святей Троице и божестве Христове. Человецы же тогда, овии отъ жидовскаго неистовства ко Xpиcту приходящее, овии отъ идолъ къ живoму Богу обращающееся, не мoжaxу омраченными очами своего yма видети толикую лучу пресветлаго бoгopaзумия. Сего ради и апостоли и евангелисты исперва тихо и прикровенно проповедаху Христово Божество, якоже мощно есть видети во Евангелияхъ Матфея, Марка, Луки и въ Деяниихъ апостольскихъ Самъ великий чиноначальникъ небесныхъ силъ, архистратигъ Гавриилъ, благовествуя зачатие Спасителево Пречистей Деве Богородице, прикрывалъ Божество Его, сходя человечестей мысли, немогущей разумети таинство божества, кольми паче апостоли не смеяху глаголати о семъ человекомъ, ничтоже велико могущимъ разумети о Христе!.. Яве убо есть вина, еяже ради евангелисть Лука, рекши, яко благослови Христосъ ученики Своя, восходя на небо, не воспоминаетъ о двоперстном сложении. Аще бы помянуле онъ о сложении перстовъ, возвбудилъ бы человеки на взыскание, что сие сложение знаменуетъ, и была бы нужда проповедникомъ Хрнстовымъ символъ сей толковати, была бы потреба въ толковании сказовати два великая таинства Божия: Святыя Троицы и воплощения Сына Божия. Но человецы, сихъ тайнъ навыкнути не могуще, отвратились бы проповеди евангельския и былъ бы святымъ апостоломъ, проповедающимъ высокую славу божества Христова, излишний и неполезный трудъ. Сего ради намъ ведящимъ сия догматы и paзумеющимъ тогдашнее человеческое о Христе непщевание и видящимъ толикое апостоловъ и евангелистовъ опасство, не подобаетъ cумнятися, яко Христосъ двоперстнымъ сложениемъ благословилъ есть апостолы, аще и не воспоминается сие въ Евангелии, но достоитъ веровати древнимъ святымъ иконамъ, показующимъ, яко Христосъ благословящую руку имеетъ съ двоперстнымъ сложениемъ.
  5. Яко предание сие съ самою православною верою въ Россию прииде лета отъ Христа 988, и непременно соблюдеся даже до лета 1656, чрезъ 668 летъ.
  6. Яко мнози святи угодницы Божии, темъ символомъ Христовымъ знаменающеся и благословляюще и благословляеми, дивныя благодати Божия удостоишася, н многа преславная чудеса, якоже въ животе, тако и по преставлении сотвориши: и мощи ихъ нетленны превываютъ и исцелении реки источаютъ. По пременении же предания сего, нигдеже знамения, нигдеже чудеси, нигдеже многоцелебныя раки: аки со знамениемъ Христовымъ и благодати Христове отшедшей отъ человекъ.
  7. Яко блаженнии пастырие Церкве российския прежде хотящаго быти пременения сему преданию, аки Духомъ Божиимъ просвещаеми, крепко сие утверждаху, и учение о немъ во многия святыя книги внесоша и достоверными свидетельствы тщательно вси засвидетельствоваша.
  8. Яко пременение сего предания аще въ Греции и молчаниемъ содеяся, но въ России велий мятежъ сотвори, и страшную бурю гонения на Церковь воздвиже, и многому кровопролитию вина бысть. Откуду познавается, яко не человеческимъ ухищрениемъ сие пременение бысть, но действомъ невидимаго врага, ненавидящего благословение Христово.
  9. Яко и самое начало пременення сего бысть по разделении римской монархии и по скончании седмыя тысящи летъ, егда уже приближися кончина века.
  10. Яко пременение сего предания, начатое отъ лета 1666, происходите даже до настоящаго 1744 лета: и тако по счислению 78 летъ, иже святое сне изображение веры Христовы гонениемъ и мукамн искореняется: обаче не до конца искоренися, но еще во многихъ городехъ и весехъ Российской Империи содержится, и повсюду о себе свидетельство имеете, и яко крепкий адамантъ биется, но не сокрушается. Откуду мнится, яко съ нимъ есть Самъ, символически изобрдженный въ немъ и предавый его, Всемогущий Владыка: человеческия бо предания скоро pазрушаютcя.
  11. Яко во всероссийский Синодъ отъ содержателей его дана есть изрядная апология, въ которой пoказуeтcя, яко Христосъ, восходя на небо, благослови yченики Своя двоперстнымъ сложениемъ. И се уже двадесять летъ имать Синодъ сию книгу, аки врага лютаго, и аще бы оное слово было ложно, не yмoлчали бы синодальнии членове, не потерпели бы толико примудрии мужие: но усерднымъ тщаниемъ и добрымъ риторствомъ обличили бы лжу сию и показали бы неправду раскольниковъ. А понеже сего еще не сотвориша, убо яве, яко првоо слово сие.
  12. Яко перстосложения сего разумъ тако cогласует проповеди Христовой, яко дивитися-не надивитися. Ибо Христосъ, егда посылаше апосталы на проповедь во языки, тогда глаголаше имъ: шедше научите вся языки, крестящее ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа: сими словесы Владыка показалъ есть великий оный догматъ о Святей Троице: но сей догматъ символически знаменуется въ перстосложении, палецъ бо со двемда последнима въ символъ Святыя Троицы слагдется, якоже многажды рехомъ. И паки Христосъ делы показоваше и словесы уверяше, яко той сугубъ есть cyществомъ- Богъ и человекъ. Аще первии три евангелиста и прикровенно о семъ догмате пишутъ, но Иоаннъ, великий богословъ, отъ начала своего Евангелия до конца сей догматъ утвepждая, громогласно гремитъ: откуду и громовъ сынъ нарицается. Но и сей догматъ въ перстосложении образно начертавается, два бо перста, указательный и средний, во образно Христа, сущаго во двою cyщecтву, слагаются. Откуда также ясно пoказуeтcя, что сие перстосложение есть не человеческое умышление, но Самого Начальника веры и Совершителя Исуса. Кто бо отъ человекъ можетъ помыслити таковый символъ всея веры въ сложении перстовъ объятии и заключити, во еже всегда съ собою имети и аки зерцало всего богословия присно предъ очима содержати; Воистину ни Петръ, ни Павелъ, ни Иоаннъ сие умыслиша, но Сама вечная Премудрость Божия. Когда же издаде и коимъ образомъ, глаголетъ святый евангелистъ: яко при вознесении Своемъ Христосъ воздвиже руце Свои и благослови апостолы. Благословящую же Его десницу самъ той благовестникъ на иконе Тихвинской Богородицы написа съ двоперстнымъ сложениемъ.

И се есть истинное разсуждение евангельския повести о благословенни Христове ученнкомъ: Сынъ Божий, восходя съ плотию къ Отцу Своему, оставилъ апостоломъ знамение триипостаснаго Божества и Своея двойственныя ипостаси (имже и благослови ихъ). Еже апостоли приимше, яко тайное предание, владычие Церкви предаша, и симъ якоже сами знаменовахуся и благocлoвляxу тако и вся человеки знаменоватися научиша и священникомъ тако благословляти завещаша. Откуду и святии учителие, сие тайное апостольское предание приимше, вероваху, яко отъ Христа есть. И аще кии велицыи богословцы о семъ не писаша, сего ради не писаша, понеже не бяше тогда распря въ народе о предании семъ. Всегда верою и молчаниемъ оно почиташеся: и тако съ верою Христовою въ Россию прииде, и святии российстии чудотворцы, тое содержащее, Богу угодиша, и отъ Него прославишася. И блаженннн архиереи российстии Писаниемъ сие подтвердиша, да неизменно пребудетъ во веки, и хотящихъ отлагати его проклятию предаша. Темже и мы последнии должни есмы сие предание содержати до последняго издыхания, да сподобимся вседражайшаго благословения Христова.

Зитуменосъ сей написанъ въ 1740 годахъ Алексиемъ Родионовымъ, ученикомъ Семена Денисова, трудившдгося съ братомъ своимъ Андреемъ Денисовымъ въ составленнн Поморскихъ ответовъ. Алексий Родионовъ свои положения о двуперстии подтвердил теми же свидетельствами, какими оныя подтверждались и въ Поморскихъ ответахъ. Туда и отсылаемъ желающихъ знать все эти свидетельства, а здесь показуемъ только то: какимъ правильнымъ разсуждениемъ Алексий Родионовъ сделалъ изыскание, что двуперстное сложение есть Христово предание.

Почтенный членъ Московской Императорской библиотеки Епилдифоръ Барсовъ напечаталъ сей Зитуменосъ въ трудахъ Киевской духовной Академии (генварь 1867), и никакой не навелъ на него критики, а только заявилъ удивление силе логики Родионова. И после него никто изъ ненавистниковъ двуперстия еще и до настоящаго времени не окритиковалъ оное. Чемъ и доказывается, что сила истины сего изыскания заграждаетъ уста всякой критике.

Но чтобы сия истина не оставалась для многих неизвестной, мы сочли нужным издать печатное сие уважаемое нами сочинение.

Пономарь

пожертвуйте на реконструкцию Храма

Продолжается реконструкция всего Храма, вы можете ПОМОЧЬ! поддержать молитвенно, ПОЖЕРТВОВАТЬ на строительство Храма

4276 3100 3280 8901

на имя: Евгений Александрович. З

Оценить статью:
( Пока оценок нет )
Поделиться:
Пономарь
Добавить комментарий