КУДА УХОДЯТ «КЛЁВЫЕ» СЛОВА

слова kuda uhodyat klyovye slova РУССКИЙ ЯЗЫК

КОМПАНИЯ «ЯНДЕКС» ВЫСТУПИЛА С ГРОМКИМ ЗАЯВЛЕНИЕМ: ИЗ РУССКОГО ЯЗЫКА ЗА ПОСЛЕДНИЕ 150 ЛЕТ ВЫШЛО ИЗ УПОТРЕБЛЕНИЯ ОКОЛО 40 ТЫСЯЧ ИСКОННО РУССКИХ СЛОВ.

ИССЛЕДОВАНИЕ БЫЛО приурочено к 150-летию со дня издания знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимира Даля и косвенно вынесло приговор его наследию как безнадежно «устаревшему». Параллельно с изысканиями «Яндекса» завершилось другое исследование — Института русского языка РАН и Кировского педагогического университета. И филологи пришли к противоположному заключению: даже исчезающие как вид диалектизмы до сих пор питают русскую речь, но сами носители диалектов их же и стесняются.

Журнал «Русский мир.ги», опросив экспертов, пытается понять: где все же проходит «золотая середина» и как можно определить место словаря Даля в современном русском языке?

ПРИНЦИП КЛИКА

Принцип исследования «Яндекса» прост и понятен: сравнение слов из словаря Даля с теми, которые люди используют в поисковых запросах. Для системности анализа компанией использовались слова, которые есть и в словаре Даля, и в «Национальном корпусе русского языка» — электронном собрании текстов на русском языке, адаптированных для интернет-поиска.

В течение 2016 года пользователи «Яндекса» искали значения 750 тысяч слов из «Национального корпуса». Обработка опций поисковика дала ожидаемые результаты: из 200 тысяч слов, которые толкует словарь Даля, 18 процентов за год ни разу не встретились в поисковых запросах. При этом в «Национальном корпусе» и словаре Даля совпадают 44 процента слов. Около 20 процентов из них составляют омонимы — слова, которые пишутся и произносятся одинаково, но подразумевают разные понятия.

Однако сегодня в первородном значении или толковании Владимира Даля эти слова уже не живут. Разумеется, нецензурируемый «Яндекс» легко откликается на поиски подсознания. Например, слово «порно» у Даля означает «крепко», «бойко» или «надежно». Модное ныне «банить» тоже активно использовалось в позапрошлом веке, когда составлялся словник, но в значении «мыть водой», от слова «баня». Слово «прикол», по Далю, — это укрепленный у причала кол, к которому можно привязать лодку. А нынешняя молодежь так называет шутку или розыгрыш. Сетевое понятие «двач» — анонимный имиджборд (разновидность веб-форума с возможностью прикреплять к сообщениям графические файлы. — Прим. ред.), а у Даля — «предмет, состоящий из двух частей». И это — достижение, поскольку вообще-то еще 38 процентов слов, упоминаемых в запросах, отсутствовали в «Корпусе русского языка».

По итогам исследования «Яндекс» делает вывод: 18 процентов, или до 40 тысяч исконно русских слов, полностью вышло из языкового обихода. В течение года люди ничего не искали с помощью этих слов и не интересовались их значением. Доля глаголов среди этих слов заметно больше, чем в словаре в целом, а доля существительных — меньше. Таким образом, глаголы из словаря Даля устаревают быстрее.

По данным «Яндекса», в разных регионах страны люди интересуются разными словами. В Московской области чаще всего ищут слова «калайдать» (стучать), «се-годенный» (испеченный сегодня хлеб) и «перетруха» (переполох). В Калининграде особой популярностью в поиске пользуются слова «хабуня» (озорник, наглец), «по-бытный» (житейский), «дотиск» (окончательно дотискать кого-то). В Крыму чаще всего ищут значение слов «задебелеть» (начать толстеть), «шелупина» (скорлупа, лузга), «крятун» (ворон), «отлукать» (откинуть, отбиться). На Дальнем Востоке людей больше всего интересуют слова «зыбунный» (зыбкий), «зарудничный» (запачканный) и «надельный» (надстроенный). На Камчатке люди запрашивают, что такое «чируч» (приспособление для ловли мелкой рыбы), «сокотать» (кричать по-сорочьи), «камчатый» (сделанный из камки — шелковой китайской ткани), «потурчить» (обратить в мусульманство), «камча» (плеть).

kuda uhodyat klyovye slova

Исследователи говорят о том, что выход из употребления устаревших слов и их замена другими — естественное явление для любого живого языка. А вот переосмысление старых слов и «награждение» их новыми понятиями или статусом — относительно редкое явление, которое в русском языке набирает обороты. Тут «Яндекс» вновь ссылается на Даля. В его словаре слово «клёвый» — пригожий, старательный, путный, работящий. «Клёвошно» или «кливаш-ный» еще до Даля и примерно до середины XVIII века означало «выгадать», «выгодно», «стояще». Затем это значение устаревает, и уже у Даля, в XIX веке, постепенно переходит в разряд прилагательных. Примерно в середине XX века это значение слова «клёво» тоже устаревает. Слово вновь перерождается, теперь в молодежном сленге, и означает если не то же самое, что у Владимира Даля, то, по сути, близкое понятие. Сейчас же в молодежной среде слово «клёво» абсолютно устарело и относится к «языку лохов», то есть отстающих от «модных трендов» обывателей.

ПРИНЦИП АНАЛИЗА

Но выводы «Яндекса» о том, что до 40 тысяч слов из «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимира Даля вышло из употребления, а сам словарь превращается в музейный экспонат, вызвали неоднозначную реакцию экспертного сообщества.

— Ошибочен основной посыл -принцип клика в Сети, предложенный «Яндексом» как обоснование исследования, — полагает кандидат филологических наук, преподаватель Гуманитарного института Новосибирского государственного университета Оксана Исаченко. — С таким же успехом аналитики могли сравнить конную повозку с ВМШ и обнаружить, что в автомобиле от «прототипа» остались рожки да ножки. Мы же не сетуем на то, что пишем не на бересте, а на бумаге, зажигаем электричество, а не лучину. И что скоро, похоже, откажемся от письма на бумаге и будем печатать только на клавиатуре. Так и современное состояние языка нецелесообразно рассматривать «через призму» словаря Даля.

С Исаченко согласен Леонид Касаткин из Института русского языка РАН. Он считает неграмотной тенденцию, когда словник Даля превращают в модное пособие для поиска нелитературных словечек. Касаткин настаивает на том, что таким образом формируется неправильное отношение к лексикографическому источнику языка, каким для науки остается словарь Даля.

— Языком, отраженным в словаре Даля, говорили в России в середине XIX века, — напоминает Леонид Касаткин. — Теперь он уникален тем, что словник создан не профессиональным лексикографом, а любителем, каким был военный врач Владимир Иванович Даль. Действительно, основу словаря составляет диалектная лексика, что так любят использовать современные поисковики. Причем в основном в словаре представлены русские диалекты Нижегородской, Оренбургской губерний и частично Сибири. Кроме того, в словаре зафиксированы изобретенные, авторские слова. В совокупности именно эти факторы не позволяют относиться к словарю Даля как к научному академическому изданию. Прежде всего потому, что в нем, говоря словами знаменитого советского ученого Виктора Виноградова, «царит случайность» и, от себя добавлю, авторское, субъективное отношение к «великорусскому языку».

К тому же, как полагает Оксана Исаченко, если учесть, что над словарем его великий автор трудился более полувека, ни о какой «живости» предъявленного в словаре Даля лексикона говорить не приходится. Он, по мнению эксперта, скорее, фиксировал классическое состояние русского языка, чем и ценен. Ведь уже на момент своего выхода в свет словарь «морально» устарел.

kuda uhodyat klyovye slova 1

ПРИНЦИП ИССЛЕДОВАНИЯ

Другое дело, что Владимир Даль, будучи любителем, заложил научные основы исследования языка. За основу толкования слова он брал собеседование с крестьянами и мещанами о том или ином слове. Сегодня этот способ исследования на научном языке называется методом автобиографических нарративных интервью.

Именно его избрали лингвисты ИРЯ РАН и Кировского педагогического университета для исследования состояния современных диалектов. Ученые, как Даль в свое время, просят собеседника просто рассказать историю его жизни. Самые содержательные отрывки этих интервью и послужили материалом для исследования имиджа региональной речи. Метод исследования выбран нестандартный — ученые давали слушать вятские отрывки региональной речи респондентам из разных регионов России. Причем, если экспедиция строилась на материале сельских диалектов Вятского края, то в прослушивании и комментариях полученного фольклорно-лингвистического материала участвовали как сельские жители соседних мест, так и Краснодарского края, Подмосковья, Архангельской и Мурманской областей, а также респонденты-горожане из Москвы, СанктПетербурга, Перми и Кирова.

— Чтобы понять, почему в Краснодаре, например, произносят «г» мягкое или щелевое, а в Вятке и окрестностях мягко и малозаметно «окают», — объясняет принципы работы экспедиции преподаватель Кировского педагогического университета Елена Мошкина, — нужно знать историю образования этих городов. Их население изначально и до сих пор увеличивается главным образом за счет притока из области. С собой в багаже они везут свою речь. В каких-то речевых моментах эти люди адаптировались к литературному языку, кое-что заимствовали у носителей других диалектов. Таким образом, в новых поселениях шли и идут многообразные процессы языковой конвергенции, которую мы и хотели зафиксировать, но обратившись к первоисточнику -сельским диалектам.

Чем особенно дорожат участники научной экспедиции, так это тем, что им удалось доказать: вятские региональные особенности речи оказались стабильными. Более того, они завоевали локальный престиж и до сих пор являются средством выражения региональной идентичности. Их передают детям, которые, как правило, не состоят в ежедневных отношениях с носителями диалектов и редко бывают в деревне, но с удовольствием «окают», не так очевидно и не так затянуто, как северяне, но заметно. По привычке говорят скороговоркой, как уральцы (Екатеринбург и Нижний Тагил), но опять же, вятская речь тягучее, чем на севере Урала. При этом большинство стараются «говорить как все» — не выделять свое диалектное произношение.

— Носители русского языка в России четко различают литературный язык и диалект, — говорит Леонид Касаткин. — На приблизительной ментальной карте россияне довольно хорошо могут соотнести диалекты с регионами. Исключением из этого правила будут, пожалуй, Дальний Восток и Сахалин. Там в результате контактов с языками автохтонного населения зачастую образовывались очень специфические формы русского языка. Для русского слуха северная речь сильнее отличается от нормативного языка, чем южная. Возможно, поэтому диалекты Севера воспринимаются как менее благозвучные, но как настоящие.

Как установили участники экспедиции в Вятский край, у жителей соседних городов — Перми, Нижнего Тагила и Екатеринбурга — диалектная речь, как правило, вызывает положительные морально-этические и поведенческие ассоциации. Носителям диалектов приписываются трудолюбие, честность, доброта. И в этом смысле у жителей средней полосы России Север (Урал, Архангельск, Вятка) «котируется» выше, чем Юг (Краснодарский край и Подмосковье).

Когда же речь заходит о статусных ассоциациях, диалекты и их носители проигрывают литературному языку: считается, что у носителей диалектов тяжелая работа, их материальное положение шатко, они мало путешествуют, не занимают важных должностей и говорят не очень красноречиво. Эту тенденцию подтверждают Леонид Касаткин и Елена Мошкина. Они объясняют нежелание русских из больших городов говорить на том или ином диалекте тем, что в России долгое время диалектизмы подвергались стигматизации или навешиванию социальных ярлыков. «Сирота казанская», «голь слободская» или «голь перекатная», в советский период — «лимита», в новой России — «вахтовики», «мигранты» — так называли и называют тех, кто в речи допускал или допускает диалекты и регионализмы, тем более — акцент.

Как объясняют ученые, такое отношение к диалектизмам в разные периоды истории было характерно для всех европейских стран, за исключением, возможно, Швейцарии, где слишком много соседних влияний на три основных языка страны. В России процесс давления на диалекты как на нечто «отсталое» начался в конце ХІХ века и тесно связан с развитием системы школьного образования. Завершила этот процесс система всеобщей грамотности, введенная советской властью в 20-е годы ХХ века. Точнее, после революции 1917 года отношение к диалектам поначалу варьировалось от лояльного до уважительного. Однако в 1920-е ситуация резко изменилась: с крестьянами стали обращаться как с социально отсталым классом, их язык стал восприниматься как «старорежимный». Литературный русский язык, напротив, воплощал в себе образовательный идеал, к которому должна была стремиться всесторонне развитая личность.

ПРИНЦИП ЯЗЫКОВОГО МИРА

— Идея двуязычия в рамках одного языка — «мир» между литературным языком и диалектами — не получила в СССР развития, — говорит Елена Мошкина. — Только сейчас российское общество медленно дозревает до понимания сохранения модели двуязычия. Она подразумевает уважение и сохранение регионального языкового варианта, на котором происходит первичная социализация человека в том или ином уголке России, и одновременно функциональное овладение нормативным языком, без чего, например, в Европе невозможен социальный рост.

В целом ученые пришли к заключению, что за последние 25 лет в России регионально-языковое самосознание выросло и продолжает расти. Причем настолько, что у диалектов, которые начали было исчезать как вид, есть шанс. Правда, не сохраниться, а меняться. Как прогнозируют лингвисты Института русского языка РАН, возможно, подстраиваясь под потребности современного русского языка, диалекты станут занимать более обширные площади. Что, кстати, в корне противоречит исследованию «Яндекса» об исчезающих словах из знаменитого словаря Даля.

Правда, лингвисты ИРЯ РАН убеждены в том, что противопоставление регионального варианта и литературного языка продолжится. И, таким образом, постепенно на смену диалектам придут вполне живучие региолекты. Как, например, московский выговор, считающийся «классическим» русским языком, или дальневосточный региолект. Правда, чтобы даже исчезающие как вид диалектизмы и дальше питали русскую речь, русские не должны диалектов стесняться. В том числе в своей речи.

Опять же в этом смысле всем урок — словарь Даля. Минимальный шаг, за который значительные изменения в словаре и лексико-фразеологическом уровне языка становятся ощутимыми, -это поколение, то есть примерно 20-25 лет. Словарь Даля пережил как минимум шесть поколений носителей языка, как максимум — восемь. И сохранял или возвращал слова как выдержанное вино. Но при одном условии: если их не стеснялись использовать в речи.

АВТОР

ВЛАДИМИР ЕМЕЛЬЯНЕНКО

(28) Одноклассники ПОНОМАРЬ

Понравилась статья ОЦЕНИ!!!
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Расскажите о ней друзьям!!!
ПОНОМАРЬ