КОГДА ХОЧЕШЬ «ЛАЙК»

ЛАЙК, слова, социальных сетях, русский язык РУССКИЙ ЯЗЫК

ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ ВСПЫХИВАЮТ ДИСКУССИИ О МОТИВИРОВАННОСТИ ОГРОМНОГО КОЛИЧЕСТВА ЗАИМСТВОВАНИЙ (ЛАЙК и тд.), КОТОРЫЕ ХЛЫНУЛИ В ПОСЛЕДНИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ В РУССКИЙ ЯЗЫК. КАК ПРАВИЛО, ТАКИЕ ДИСКУССИИ ВЕДУТСЯ В КРИТИЧЕСКОМ КЛЮЧЕ: МОЛ, КОНЕЧНО, ЕСТЬ НЕБОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ПОЛЕЗНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ, НО ВООБЩЕ-ТО ОНИ ВРЕДНЫ И МОГЛИ БЫ БЫТЬ ЗАМЕНЕНЫ ХОРОШИМИ РУССКИМИ СЛОВАМИ.

Я ПОПЫТАЮСЬ ОБОСНОВАТЬ полезность двух заимствований, которые легко переводятся на русский язык и потому вроде бы избыточны. Негативное отношение к ним усиливается еще и по той причине, что речь идет о сетевом сленге, то есть эти слова, скорее всего, никогда не попадут в словарь литературного русского языка.

ЕСЛИ ФРЕНД ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ

Сознавая уязвимость своей позиции, я все-таки рискну выступить в защиту слов, популярных в блогосфере и социальных сетях, а именно жаргонизмов френд и лайк. Когда-то я по тем же причинам сочувствовал блогу, а теперь он стал вполне респектабельным словом, по крайней мере, попал в орфографический словарь. Итак, чем же хороши френд и лайк и в чем же их сходство с блогом. Дело в том, что так же, как блог не вполне дневник, френд не вполне друг (точнее, совсем не друг), а лайк не равен глаголу нравится. Но начну все-таки с английского языка.

Некоторые английские словари робко отмечают у существительного friend и глагола Ііке новое подзначение, связанное с Интернетом. Вот что пишет наиболее прогрессивный в этом отношении сайт Оксфордских словарей-онлайн (http://oxforddictioaries.com) для friend: a contact on a ssocial networking website — «контакт в социальной сети». А вот что для Ііке: indicate one’s liking or approval of (a web page or posting on a social networking website) by using the site’s ‘Ііке‘ facility — «обозначить, что нечто нравится или одобряется (веб-страница или текст в социальной сети), используя кнопку «Ііке».

Итак, friend и Ііке — это, по существу, специальные кнопочки, нажав которые пользователь может установить особый контакт с другим пользователем или, соответственно, выразить оценку тексту, фотографии или интернет-странице. Однако английские слова выбраны для них не случайно, ведь социальные сети и блогосфера имитируют отношения, существующие в реальной жизни, хотя в действительности им не равны. Аргументы? Пожалуйста.

Сколько у вас друзей? Кто-то скажет «один», кто-то — «десять», кто-то — «двадцать». Трудно найти человека, который скажет «сто», ну а «тысяча» не скажет никто. А вот френдов бывает сколько угодно, точнее, сколько позволяют технические возможности блогосферы или социальной сети. Причем тысячу френдов может иметь далеко не самый коммуникабельный человек. Дело в том, что люди наполняют это слово разным содержанием. Кто-то считает его почти полным синонимом друга и заводит себе в сети, скажем, десять френдов. Это все равно не вполне друг, потому что обычно френдами становятся и члены семьи, и близкие родственники, которых мы обычно друзьями не называем. В социальных сетях люди с небольшим количеством френдов редкость, но все же они встречаются. Более популярна интерпретация френда как знакомого (некоторые социальные сети ее в явном виде рекомендуют), и тут возможны различные вариации: близкие знакомые, любые знакомые, знакомые, с которыми предполагают общаться, и т.п. Между другом и знакомым можно ввести и промежуточное отношение приятель, но это все очень условно. Наконец, третья интерпретация френда состоит в том, что он рассматривается как источник (или адресат) информации. Я не буду говорить о том, что френда можно еще рассматривать и как социальный бонус, поддержку собственного социального статуса. Можно гордиться тем, что у тебя много френдов, можно гордиться тем, что у тебя во френдах есть известные люди. Все это отчасти повышает твой социальный статус в сети. Но речь о коммуникации, поэтому я сосредоточусь на первых трех позициях. Итак, френд может пониматься как друг, знакомый или даже незнакомый человек. Для публичного и активно выступающего в сети человека последний тип важен, потому что он составляет аудиторию. Для непубличного человека в последний тип входят, как правило, известные ему люди, чьи тексты он хотел бы читать, с кем он, возможно, хотел бы познакомиться. Время от времени в социальных сетях вспыхивают дискуссии, в которых отражаются различные понимания этих слов и проблемы, возникающие в связи с этим. Часто встречаются авторские «декларации о дружбе», где явным — иногда грубым — образом заявляется, что во френды принимаются только знакомые люди. В комментариях эти декларации либо горячо поддерживаются, либо автор объявляется недемократичным и высокомерным.

Не менее интересны и дискуссии об удалении из френдов. Удаление рассматривается как наказание за проступки обычно двух родов: за «нехорошее» комментирование и за нехороший поступок вне непосредственной коммуникации. В первом случае это похоже на отказ от дома, причем автор текста рассматривает себя как хозяина коммуникативного пространства, а комментатора — как гостя. Иногда, впрочем, речь идет о простом устранении коммуникативной помехи. В сходном, но даже более широком смысле используются глагол банить и существительное бан (накладывать бан), заимствованные из английского языка: ban — «запрещать, налагать запрет». Забанивание означает поражение в коммуникативных правах, а именно запрет или ограничение в публикации текстов.

kogo khochesh layk 1
френд, лайк

Второй случай удаления более похож на исключение из круга приятелей. Исключение из френдов за преступление, проступок, идеологически вредный текст напоминает отказ в подаче руки. В дискуссиях обычно поддерживается изгнание «нерукопожатного» френда или, напротив, указывается на нелепость такого поступка, поскольку таким образом оказывается перекрыт важный источник информации: исключение френда означает исключение его текстов из френд-ленты. Очевидно, что так вступают в противоречие разные понимания слова френд. Вопросы типа «Что делать, если френд оказался вдруг^?» или «Может ли враг (мерзавец и т.п.) быть френдом?» вполне актуальны в сегодняшнем Интернете и едва ли будут каким-то образом разрешены окончательно. Именно поэтому можно сказать, что френд, в отличие от друга в русском языке, не означает тесной связи и не обязательно обозначает позитивное отношение. Он, скорее, нейтрален и должен пониматься в техническом смысле как некий вид контакта в Интернете. А уже конкретные люди могут наполнять его различным содержанием, сближая его с другом или, наоборот, удаляясь от него к источнику информации.

Френд, в общем, прижился в сетевом языке, но до литературного русского, в отличие от того же блога, не дорос. Возможно, и не дорастет. Тем не менее нельзя не упомянуть образованные от него слова: френдить(ся), зафрендить(ся), отфрендить(ся), расфрендить(ся), френдлента, френдёж. Набор характерных приставок только подчеркивает отличия френда от друга: задружить кого-то невозможно, но и крепко сфрендиться с кем-то затруднительно. А уж существительное френдёж («беспорядочное заведение новых френдов исключительно ради количества») только подчеркивает, что друг — это друг, а френд — всего лишь френд.

КНОПКА «ПОЗИТИВА»

Похожим образом обстоит дело с лайком. Лайк, правда, имеет гораздо более узкую сферу применения. Вообще, кнопка Ііке появилась в «Фейсбуке» в апреле 2010-го в качестве рекомендательной. Она используется и внутри социальной сети для рекомендации конкретных текстов, фотографий и т.п. и вне ее для рекомендации чего угодно: статей ли, товаров ли. Некоторые сайты и социальные сети последовали примеру «Фейсбука» и стали использовать подобную или в точности такую же рекомендательную кнопку, например в «Ютьюбе» помещенные на сайте видеоролики также оцениваются с помощью кнопки Ііке. А в самых популярных российских сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники» во внутренней функции используются кнопки мне нравится и класс! соответственно. Функции внешней и внутренней кнопки Ііке хотя и имеют много общего, но все же различны. Первую функцию можно условно назвать социальной, а вторую — коммуникативной. Роль внешней кнопки состоит, скорее, в чистой рекомендации, особенно если речь идет о товаре. Есть и другие кнопки со сходной функцией, например Share (или по-русски — поделиться). Для нашего разговора интересней коммуникативная функция внутренней кнопки под каким-то текстом или фотографией в «Фейсбуке». Ее истоки следует искать в блогосфере, в огромном количестве бессодержательных положительных комментариев. Помните: аффтар жжот, пеши исчо, зачот, отжыг, мидаль и так далее и тому подобное? Да, вот еще: +1. Последний комментарий можно описывать и как присоединение к мнению говорящего (видимо, изначальный смысл), и как согласие, и как самую общую положительную оценку. Именно +1 берет в качестве главной рекомендательной кнопки в свою социальную сеть «Гугл» и даже использует его в самом названии социальной сети: Google+.

В общем, на коммуникативную потребность в самом элементарном комментарии, то есть в оценке текста, социальные сети отреагировали эффективным образом: они сделали ее механической. Не надо стараться быть оригинальным (не у всех ведь получается), не надо даже мучиться над выбором между ржу-нимагу и жызненна — надо просто нажать на кнопочку. К гениальной эффективности добавилась еще и позитивность. В самых известных социальных сетях кнопки типа аізііке («не нравится») отсутствуют. Чтобы обругать чей-то текст, надо сделать пусть небольшое, но усилие: написать слова. Напомню из языка падонков: выпей йаду, убей сибя ап стену, ацтой, низачот, многа букафф и так до бесконечности, отрицательных-то оценок больше, чем положительных. Но читатель ленив, нажать кнопку легче, чем написать слова, и, хотя скандалы и свары не прекращаются, эффект позитивности в социальных сетях имеет место.

С «позитивной» кнопкой связана одна интересная проблема, которую я бы назвал неоднозначностью оценки. Когда мы с помощью кнопки хвалим товар, все понятно, товар нам нравится, мы его рекомендуем, и это самая простая и нейтральная оценка. Когда мы отмечаем так статью (особенно с помощью кнопки «поделиться»), это значит, что статья показалась нам важной или интересной, короче, ее надо прочесть. А вот когда «мне нравится» чье-то высказывание, все не так просто.

В социальных сетях несколько раз возникала дискуссия об уместности позитивной оценки после сообщения о чьей-то смерти, то есть фактически после некролога. Более того, когда кто-то воспользовался этой кнопкой для под

держки автора, присоединения к скорби, другие участники диалога обвинили его в кощунстве, неуместной радости по поводу чьей-то смерти. С другой стороны, когда сообщение о смерти известного поэта сопровождалось его стихотворением, использование «позитивной» кнопки не вызывало никакой критики.

Попробую описать ситуацию схематически. Имеется автор А сообщения о чьей-то смерти, сопровождающий сообщение теплыми словами об умершем. Имеется Б, нажимающий кнопку «мне нравится», поддерживая тем самым А и присоединяясь к нему в скорби. Имеется В, который воспринимает позитивную оценку в качестве оценки факта смерти и возмущается этим. Если использовать процитированную реплику, то Б адресует «мне нравится» автору, а не ситуации, а В воспринимает это как оценку ситуации.

И в этом смысле гугловский вариант с позитивной оценкой +1 оказывается с лингвистической точки зрения гораздо более точным и однозначным, чем фейсбуковский Ііке, потому что он всегда означает поддержку автора независимо от позитивности или негативности самой ситуации. Однако Ііке в этой функции сегодня гораздо более популярен, чем +1. Это вызвано, конечно же, не лингвистическими причинами, но чрезвычайно интересны лингвистические свидетельства этой популярности в русском языке.

И в «Фейсбуке», и на других международных сайтах, использующих разные языки, глагол Ііке, расположенный на рекомендательной кнопке, был переведен. На русский его перевели с помощью глагола нравиться. Вслед за «Фейсбуком» этот же русский глагол изначально используется и в русскоязычных социальных сетях, например в «ВКонтакте». Однако в действительности в русском языке закрепилось другое слово: заимствование из английского — лайк. Оно замечательно во многих отношениях, например тем, что лайк, в отличие от английского источника, является существительным, а не глаголом. И надо сказать, что существительное оказалось необычайно удобно, потому что лайк сразу стал единицей измерения успеха, популярности, остроумия, значимости и актуальности, а единице должно соответствовать существительное. Успех самого лайка подтверждается и тем, что от него произошло сразу довольно много слов и устойчивых выражений: лайкать, лайкнуть, лайкануть, залай-кать, облайкать, отлайкать, словить лайки, поставить лайк и др. За очень короткий срок существительное лайк ворвалось в русский язык и закрепилось в нем вопреки стратегиям руководителей разных социальных сетей. Правда, в ближайшее время шансы на попадание в словарь литературного языка у него невелики. Лайк воспринимается как очень разговорное слово и используется относительно узким кругом, прежде всего участниками социальных сетей. Однако от Москвы до Козьмодемьянска оно уже долетело, о чем свидетельствует песня рыжеволосой девушки из Козьмодемьянска, что в Республике Марий Эл.

Видеоролик с ней стал очень популярен в Рунете. И, по-моему, вполне заслуженно. Начинается он так:

Мне жених попался, эх, не идеал, Тяжелей айпада груз не поднимал…

А заканчивается вот так:

Все равно навеки Я теперь твоя.

Кого хочешь лайкай,

А люби меня!

И попробуйте передать ту же мысль по-русски, не используя корень лайк!

После этого можно подвести итог. С помощью заимствованных слов русский язык разрушает имитационные стратегии социальных сетей, если хотите, разоблачает их лицемерие. А английский язык используется как прием отстранения. Френд никакой не друг, вот поэтому он и френд. А лайк? Просто поверим девушке из Козьмодемьянска.

АВТОР

МАКСИМ КРОНГАУЗ

 

ПОНОМАРЬ | Яндекс Дзен

Понравилась статья ОЦЕНИ!!!
( Пока оценок нет )
Расскажите о ней друзьям!!!
ПОНОМАРЬ