Как выживают русский язык в «нашей Раше»

Как выживают русский язык в «нашей Раше» РУССКИЙ ЯЗЫК

Недавно спросил сотрудников одной из библиотек Москвы, зачем они повесили табличку с абсолютно чуждым и непроизносимым словом «буккроссинг» что за язык (что означает просто книгообмен). «Нам это тоже противно, – услышал я в ответ, – но таково распоряжение сверху, от руководства библиотечной системы столицы. Мы ничего поделать не можем…».

А вот вторая картинка из жизни. Читаем часто дублируемую в Сети статью Яна Арта: «Пару месяцев назад я почувствовал себя идиотом. Которому не статьи писать, а улицу подметать. Причём поганой метлой. Меня вербовали в один московский медиа-холдинг – в качестве обозревателя нового журнала. И после беседы с директором милая 20-летняя девушка из кадровой службы вручила мне лист бумаги: «Это ваш жоб-оффер. Поставьте, пожалуйста, здесь свою подпись». Тут во мне сыграла семейная традиция. Дед в 1930-40-е пару раз обживал тайгу по распоряжению товарища Ягоды (далее – Ежова, Берия). И вывел из сего опыта два постулата. Первый: советская власть – [цензура]. Второй: ничего не подписывай, не прочитав.

В данном случае завет деда вступил в явный конфликт с победным шествием новой эпохи. Потому как я не мог не только прочитать сей документ, но и понять, что это за зверь такой – жоб-оффер. «Не знаете, что это? – поползли вверх бровки девушки. – А как Вы вообще собираетесь работать у нас с таким уровнем развития?»

Парировать было нечем. На её стороне – сокровенное знание этого загадочного понятия, а на моей – только 20 лет работы в журналистике и докторская диссертация, да и та пока незаконченная. И я ушёл, палимый солнцем и стыдом.

Позже выяснилось, что жоб-оффер – это предложение о работе. Это мне разъяснил старый однокашник из числа нового поколения менеджеров, делающий успешную карьеру в преуспевающей корпорации. Однокашник показывал мне отремонтированную с иголочки квартиру: «Тут у меня музыкальный центр, тут диван, тут СВЧ-печь, а там будет стоять рефрижератор». «Чего там будет стоять?» – удивился я, полагая, что целый грузовик в обычную московскую квартиру не влезет. И евроремонт не поможет. «Рефрижератор», – повторил бывший сокурсник. «Холодильник что ли?» – наконец дошло до меня. «Ну да, раньше было такое слово». (Источник © Ян Арт – Обозреватель журналов «Профиль» и «BusinessWeek Россия»).

ЧТО С ЯЗЫКОМ – ЧТО ВСЁ ЭТО ЗНАЧИТ?

Очевидна лингвистическая порча, диверсия, которую лоббируют сверху и пользуются рычагами административного управления. У нас на глазах разросся Новояз с англокорнями. Староверы давно такое явление называли «чужебесием». Это замена нормальных и привычных слов русского языка иностранными. Сначала при Алексее Михайловиче – польским, при его сыне – голландским и немецким, далее – французским…

И вот в наши дни – когда России реально угрожает именно мир Англосаксов (США и их сателлиты, или, если угодно, в современном политическом стиле – «наши партнёры»), у нас внедрено массовое англобесие.

Неужели мы прогнёмся под очередной вид гнёта? Неужели не услышим, что язык – это инструмент «гибридной войны»? Реальной войны против России. Против нашей культуры. Против языка колыбельных песен нашего народа…

Никола Студенцов.

ПОНОМАРЬ ПОНОМАРЬ | Яндекс Дзен

Понравилась статья ОЦЕНИ!!!
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Расскажите о ней друзьям!!!
ПОНОМАРЬ