БЕСЕДА СТАРООБРЯДЦА И. Г. УСОВА С МИССИОНЕРОМ

АПОЛОГИЯ

из газеты «СТАРООБРЯДЕЦЪ» №3 1906 год

В текущем 1896 году священно-инок о. Арсений (Швецов) приехал к празднику Пасхи на свою родину, в деревню Перово. С ним был и его помощник Иван Усов. Старооб­рядцы этой деревни сообщили о. Арсению, что миссионер Т. Ни­колаев и особенно местный священник великороссийской церкви, о. Леонид беспокоят их разными придирчивыми вопросами и беседами о преданиях церковных, о перстосложении для крестного знамения, о церкви, об иepapxии старообрядческой церкви и проч, и просили о. Арсения побеседовать с о. Леонидом.

читать также: К ВОПРОСУ О ПРИЧИНАХ РАЗДЕЛЕНИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

Арсений на это согласился. Старообрядцы доложили о. Леониду, прося его назначить и открыть беседу в ближайшее воскресенье, на Вербное. Но о. Леонид отказался, потому что миссионер Николаев еще не приехал, обещаясь открыть беседу, когда он приедет, по всей вероятности на Пасху.

На Пасху действительно приехал и обещанный миссионер мирянин Тимофей Николаев. На третий день Пасхи он назначил беседу в избе сельского старосты, так как она была просторнее всех и пригласил на беседу о. Арсения. О. Арсений с И. Усовым прибыли в дом, где была назначена беседа.
Миссионер вместо того, чтобы открыть беседу, начал вести разговор, совсем не идущий к делу, начал укорять о. Арсения за то, что он будто бы неточно, неправильно описал беседу, бывшую с ним г. Николаевым, в 1892 году в дер. Рытове. Потом начал читать тетрадь листов в десять.

читать также: Можно ли принимать просфору или дары, когда почистишь зубы?

Прочитав ее, миссионер спросил о. Арсения: «Это вы описали так»? беседу —О. Арсений сказал утвердительно. Тогда миссионер напустился на него с укоризнами и бранью, что он будто бы описал беседу не так, как она была. О. Арсений оп­равдывался, говоря, что он описал не всю беседу, а только часть беседы, именно о богословы «Белокриницкого устава», какового вопроса вы почти всегда касаетесь при беседах о старо­обрядческой иepapxии, о чем в Рытове собственно и была беседа и, указывая на обстоятельства, какие тогда были, старался напомнить миссионepy, что беседа происходила именно так, как описана. Миссионер прекословил, горячился и хотел было снова прочесть всю тетрадь, только что прочитанную. Присут­ствующие слушатели начали роптать на миссионера, прося его начать беседу, а не перечитывать одно и то же по нескольку раз. Миссионер молчал.

читать также: В чем разница при осенении себя крестным знамением

Тогда о. Арсений сказал: Вы Тимофей Алексеевич, приз вали нас беседовать о делах религии, о том, в чем вы с нами не согласны, в чем вы с нами разделяетесь, а не личные расчеты вести. А между тем вы более часу говорите, Бог знает, что, «сводите, как вы выражаетесь, старые счеты». Но это и уто­мительно для слушателей и бесполезно. Если вы заметили какую либо неточность в моем описаны беседы, то вам бы лучше и приличнее сказать мне частным образом. А тут собрали народу полну избу и ведете спор о бывшей когда-то беседе. Вы говорите, что я неправ, а я говорю, что вы неправы, но слушатели не могут проверить и разобрать, кто прав, кто виноват. Я описал беседу так, как она была. Вы с этим не согласны. Но кто же нас теперь рассудит? Если я докажу, что вы говорите неправду, или вы докажите, что я говорю неправду, для слушателей это будет все равно: они от этого не получат никакой пользы, не узнают, чья церковь православна: ваша или наша. Не лучше ли поэтому начать беседу о нашей или о вашей церкви и притом избрать для беседы тот предмет, о котором желает слушать народ, так как для него собственно и производится беседа.

Господа слушатели,—обратился о. Арсений к народу,—о чем вы желаете, чтобы была беседа: о преданиях ли церковных, или о старообрядческой иepapхии? Вам известно, что греко-российская церковь имеет с нами разделение главным образом из-за преданий церковных: мы молимся, например, двоеперстным сложением, по учению святых отец, а греко-российская церковь требует молиться троеперстно и проч. Также об иерархии: мы принимаем от еретиков второго и третьего чина хиротонию и крещение без повторения, на основаны 8 правила первого вселенского собора и других церковных определений, и потому приняли митрополита Амвросия в его сане; а греко-российская церковь не признает хиротонии действительной у еретиков второго и третьего чина, почему и считает наших священников и епископов простецами, самозванцами, хотя крещениe, совершенное ими, признает действительным, не повторяя его, как хиротонию. Итак, слушатели, о чем вам из этих двух предметов хочется слушать беседу: о преданиях ли цер­ковных или об иepapxии?

О преданиях!.. о перстосложении!.. о соборе 1667 года!., а об иерархии в другой раз!—послышались голоса.

Миссюнер начал говорит: Мы приняли веру от греков при князе Владимире. Также и книги богослужебные и четные от них же. Книги были переведены с греческого языка на славянский. Но тогда типографий не было, книг не печатали, а переписывали руками. А при переписке всегда бывают ошибки.
И наши переписчики наделали очень много ошибок в книгах, так что книги исправляли еще задолго до Никона. Исправлял книги Максим грек и потом архим. Дионисий, и сам Иосиф патриарх исправлял книги. Но тогда исправляли книги неправильно, вносили еще больше ошибок, потому что исправляли не с греческих книг, а только с славянских. Никон же патриарх исправлял книги с греческих древних книг. И потому старообрядцы не должны почитать ново исправленные книги ере­тическими, а принимать их.

Также и относительно перстосложения. Патриарх Никон не ввел ничего нового, потому что триперстие употреблялось христианами издревле. А если бы он и новое перстосложение ввел, то и за это церковь не может быть еретической, потому что перстосложение обряд, а не догмат веры. Церковь же имеет право изменять и отменять обряды. Так церковь отменила древнейший обычай—празднование Пасхи с иyдеями и ввела новый—праздновать Пасху в неделю, то есть в воскресенье. И за это она не считается еретическою. Так если бы и Никон патриарх ввел новшество—и то церковь остается православною, потому что переменить одно перстосложение на другое не составляет большой важности. Поэтому старообрядцы не имеют права отделяться от православной церкви; а если отделяются, то примут за это наказание.

Первые же расколоучителя, как Аввакум, Неронов и другие, отделились от православной церкви именно из-за перстосложения, да еще из за двенадцати поклонов при молитве Ефрема Сирина. Когда патриарх Никон издал «память», повелевая, чтобы люди не клали двенадцати земных поклонов, а клали бы поясные, и чтобы молились триперстно, тогда протопоп Аввакум с Иваном Нероновым не пошли в церковь, а стали молиться у себя на дому. Так они и отделились от церкви. С тех пор и существует расколъ в русской церкви. Но из за чего же Аввакум и Неронов отделились от православной церкви?— Из за перстосложения, из за двенадцати поклонов при молитве Ефрема Сирина. Но отделяться за это от православной церкви не следует, потому что обряды церковь может изменять и от­менять. И теперь старообрядцы отделяются от православной церкви из за обрядов.
И так скажите мне, Онисим Васильевич 1), обратился он к о. Арсению,—на каком основании старообрядцы отделяются от православной церкви? Ответьте на этот вопрос.

о. Арсений. Я желаю предоставить сделать возражение на вашу речь моему помощнику Ивану Григорьевичу. Вы, Тимофей Алексеевич, не будете против этого?
Миссионер. Ничего, ничего! Можно беседовать и вашему помощнику. Это все равно. Как вы хотите.
Тогда начал говорить Усов: Вы, г-н миссионер, спрашиваете: на каком основании старообрядцы отделились от право­славной церкви? Но этого вашего вопроса я просто не понимаю.
Старообрядцы никогда от православной церкви не отделялись, а отделялись от неё вы, новообрядцы, которые незаконно присваиваете себе имя православной церкви. Старообрядцы, какую содержали веру и преданы со времен князя Владимира, такую содержать и теперь.
Во времена Никона они не приняли никаких ересей, никаких новшеств,—значить и от церкви не отделились. Отделяются от церкви не расстоянием места, не так, как, например, чтобы отделиться от стола, нужно отойти от него шага два или три, что ли. Отделяются от церкви тем, что принимают ереси отступают от православной веры, разоряют предания церковные. Так святый апостол говорить о еретиках, отделяющих­ся от церкви: сїѝ сꙋ́ть ѿдѣлѧ́юще себѐ ѿ є҆ди́ности вѣ́ры (Дуд. зач. 78). А седьмой вселенский собор прямо и решительно свиде­тельствует, «что ересь отделяет от церкви всякого человека» (деян. вселен, соб. т. 7., деян. 2, стр. 93, изд. 1871г.). Но во вре­мена Никона и после приняли ереси не мы, старообрядцы, а вы, потому что мы не ввели никаких новшеств, а ввели их вы руками патриарха Никона и его сообщников. Так вы приняли папистическую или католическую ересь о непогрешимости епархии, которую называете учащею церковью; содержите и многие другие важные, так сказать, догматические погрешности, или ереси. Но об этом говорить сейчас времени нет, да и для вас, слушатели, это будет не очень понятно. А потому я лучше поговорю о том, что для вас понятней, именно о перстосложении для крестного знамения. Кто в этом случае погрешил и отделился от церкви: старообрядцы, или новообрядцы? Конечно, последние. Известно, что не старообрядцы, а Никон ввела, триперстие вместо двоеперстного сложения, которое до него употреб­лялось всею русскою православною церковью, и именуемые пра­вославные приняли это новшество, триперстие, и до сих пор со­держать его. Следовательно они и отделились от церкви, как только приняли этот новый обычай—триперстное сложение. Положим (соглашаясь с миссионером), это ересь небольшая—пе­ременить одно перстосложение на другое, как сделали последо­ватели Никона; но она все-таки ересь. А ересь, хотя большая, хотя маленькая, все равно ересь. Как например, уворуй хотя три рубля, хотя триста рублей,—все равно будешь вор. Так и это: хотя большую принял ересь, хотя малую,—все равно ере­тики. Поэтому, если новообрядцы отменили двоеперстное сложение и приняли триперстное, и считают это не догматической по­грешностью, а обрядовой, говоря, что перстосложение не догмат, а обряд,—все равно должны почитаться еретиками, какими и считают их старообрядцы. Понятно теперь, что именуемые православные отделились от церкви, а не старообрядцы, кото­рые, как содержали, так и содержать православную веру и православные предания неизменно, не обращая внимания, кто от них отделяется, вводя разные новшества, принимая всякие ереси и содержа различные заблуждения.

читать тоже: «РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – СТАРООБРЯДЦЫ

Старообрядцы тем и отличаются от новообрядцев, что не содержать никаких ересей или заблуждений, тем они и разделение имеют с ними, что не приняли никаких новшеств какие ввел Никон и какие приняли его последователи. Если старообрядцы оставят православный предания церковный и примут никоновские новшества, тогда они перестанут иметь и разделение с последователями Никона: станут такими ж е, как и они еретиками. Старообрядцам поэтом у если и нужно оправдывать своеотделение, то уже ни как не от церкви, а от еретиков, кото­рые отделились от церкви своими новшествами и ересями, то есть стаообрядцы должны доказывать: на каком основании они отделились от еретиков. Это я и буду доказывать: имели ли право старообрядцы отделиться от еретиков — от Никона и его сообщников и последователей.

Отделяться от еретиков не только можно, но и обязательно должно. Этого и доказывать бы не нужно: всякий знает, что от еретиков следует отделяться. Даже если и епископ впадет в ересь , то и от него должно отделяться , несмотря на то , что он епископ. Так между прочим определил дву­кратный собор. В 15 своем правиле он, после воспрещения отделяться от иерархов «под предлогом некоторых обвинений» говорит следующее: ѿдѣлѧ́ющїесѧ ѿ ѡ̑бще́нїѧ съ предстоѧ́телемъ, ра́ди нѣ́кїѧ е҆́реси, ѡ҆сꙋжде́нныѧ ст҃ыми собо́рами и҆лѝ ѻ҆́ц҃а́ми, когда̀ ѻ҆́нъ проповѣ́дꙋетъ себѧ̀ ѿ ѡ҆бще́нїѧ съ глаго́лемымъ є҆пи́скопомъ, пре́жде соьо́рнагѡ разсмотрѣнїѧ, не то́кмѡ не подлежа́тъ поло́женной пра́вилами є҆питимїѝ, но и̑досто́йны че́сти, подоба́ющей правосла́внымъ. И҆́бо ѻ҆нѝ ѡ҆сꙋди́ли не є҆пи́скопѡвъ, а҆ лжеепи́скопѡвъ и҆ лжеꙋчи́телей, и̑ не раско́ломъ пресѣкли е҆ди́нство це́ркви, но потщи́лись ѡ̑храни́ти це́рковь ѿ раско́лѡвъ и҆ раздѣле́нїй (прав. полн. перевода). Итак, прервать общение с еписко­пами, впавшими в ересь, старообрядцы имели полное право и законное основание. Если бы старообрядцы не прервали общения с ними, а последовали бы за ними, то они вместе с ними и отделились бы от церкви. Но старообрядцы для того именно отделились от общения с впавшими в ересь епископам и, чтобы  не отпасть вместе с ним и от церкви, как это случилось с именуемыми православными.

По всему этому ваш вопрос, г-н миссионер, который вы мне предложили, я не должен решать и не решаю, а обращаю его целиком к вам. Скажите: по каким причинам вы отде­лились от православной церкви, которая существует в Poccии от дней равноапостольного князя Владимира до патриарха Нико­на? Что вас заставило принять разные новшества, которых она не содержала, которые она даже отвергала, как ересь (стогл. гл. 42.)? Что вас заставило отвергнуть предания церковные, которые содержала древняя православная церковь, за несодержание их, а тем паче за отменение, поражая клятвою (деян . 7 всел, соб., стр. 628, изд. 1871 г.; стогл., гл. 31)?

1) Миссионеры правительственной церкви, не признавая старообрядческой иерархии, называют членов ея мирскими именами.

Читать статью полностью → оригинал

Твиттер

Подписаться в ВК
Понравилась статья ОЦЕНИ!!!
( Пока оценок нет )
Расскажите о ней друзьям!!!
ПОНОМАРЬ