«АЗ ЕСМЬ ХЛЕБ ЖИВОТНЫИ…»

Заметки о христианском Богослужебном хлебе, Просфóры 1

«Я — Хлеб Жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и вéрующий в Меня не будет жаждать никогда… Я — Хлеб Жизни. Отцы ваши ели мáнну в пусты́не и умерли; Хлеб же, сходящий с Неба, таков, что ядущий его не ýмрет. Я Хлеб Жизни, сшедший с Неба; ядущий Хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира… И́стинно, и́стинно говорю вам: если не будете есть Плóти Сына Человеческого и пить Крóви Его, то не будете имéть в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вéчную, и Я воскрешý его в последний день. Ибо Плоть Моя и́стинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питиé. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывáет во Мне, и Я в нём. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, [так] и ядущий Меня жить будет Мнóю. Сей есть Хлеб, сшедший с Нéба. Не так, как отцы ваши ели мáнну и умерли: ядущий Хлеб сей жить будет вовек».

[Иоан. 6:35-57]

Не случайно сборник назван «Вифлеéм — Дом Хлéба». «Дом Хлéба» — это не просто перевод на русский язык слóва «Вифлеéм». Эти словá затрагивают глубинные пласты христия́нской вéры. Ведь Церковь Госпóдня — это и есть “Дом Небéсного Хлéба” — Христá.

На тáйной вечéри Господь преломил хлеб, освяти́в его, и дал ученикам со словами, которые мы привыкли слышать на каждой Божéственной Литурги́и: «Прии́мите, яди́те, сé есть Тéло Моé, éже за вы́ ломи́мое во оставлéние грехóв!». И освяти́в чáшу «от плода лóзнаго», дал апóстолам со словами о том, что сия́ чаша — Нóвый Завéт о Егó Крóви, которая изливáется за вéрных во оставлéние грехов. И повелéл Он твори́ть это в Егó воспоминáние до Второго стрáшного Егó пришéствия на землю.

Это таинственное Вино, которое «веселит сердце человеку» и Божéственный Хлеб, который «сердце человеку укрепит» [Пс. 103:15] — не просто символы Крóви и Плóти, но и́стинные Кровь Егó и Плоть, которые только под óбразом вина и хлéба преподаются в снедь вéрным. Так вéрует Церковь, послéдуя учéнию святы́х апóстолов и дрéвних Богонóсных отцóв.

И тáинство Евхари́стии — причащéния от Еди́ного Хлéба и Еди́ной Чáши — совокупля́ет всех вéрных христия́н во еди́ное Тéло Христóво — Егó Церковь. Оно соединяет человека с Самим Христóм, и тем самым — со всеми, с Ним соединёнными, то есть, вéрными всех времён и народов земли. Церковь искуплена от греха Крóвию Христóвою, безви́нно пролитою за нас на Крестé.

Только еретики́, дрéвние и новые, отрицают и́стинность Причащéния Плóти и Крови.
Таковы были иконобóрцы, объявившие евхари́стию «икóной», то есть, óбразом Тéла и Крóви. Но VII Вселéнский собóр отвéрг это заблуждение, ещё раз провозгласив апóстольское учéние: на Литурги́и священнодéйствуются и́стинные Тело и Кровь Госпóдни, а не óбразы или символы их.

Таинство Евхаристии

Но каким óбразом происходит это Тáинство Плóти и Крóви? Неужели прямо с Неба спускаются Хлеб и Вино?
Нет, сами по себе хлеб и вино, приносимые на литургию́, являются земными и вещественными. Но при совершении моли́твенного призывáния Святáго Дýха на свящéнной трапéзе (церковном престóле) эти земные вещества незри́мо претворя́ются в сверхъестéственные Тело и Кровь через соединение с Божествóм. Некоторым святы́м (и даже не святы́м, а сомневающимся в Тáинстве) было это показано в я́вном видении, от прочих же сокрыто. Мы же вéруем не столько рассказу очевидцев чýда, сколько словам Самогó Христá. Ведь Госпóдь сказал, что это Егó Тело и Его Кровь, а не “óбразы” или “символы”.

Вино и хлеб для служения

Вино для совершéния Тáинства используется только виноградное, без посторонних примесей. В него не должно быть искусственно добавлено ни спирта, ни сахара, ни красителей, ни ароматизаторов.
Поддельное вино или сикéра (спиртное невиноградного происхождения либо недобродивший сок) не должно даже и вноситься в олтáрь, по 3-му правилу святы́х Апóстол. Но наша речь сейчас не о вине, а о евхаристи́ческом хлебе.

Этот хлеб называется «просфорá» (по-древнерусски «просфи́ра», «просви́ра», «просфю́ра», «проскýра»). Это слово по-гречески значит «приношéние». У греков было в обычае печь дóма или покупать на торгу эти хлебцы и приносить в церковь для литурги́и. Из одной из принесённых на службу просфóр приготовлялся «áгнец» — тот хлеб, которому суждено быть претворённым в Тéло Христóво, а остальные просфóры частью использовались на проскоми́дии (для поминовéния живы́х и мéртвых), а часть могла оставаться в качестве хлéба на пищу свящéнникам.

В Русской Церкви утвердился со временем другой обычай: для печения просфóр выделялось особое чистое помещение с просфóрной печью, и пекли просфоры специально благословлённые на это святóе дело «просви́рники» («проскýрники») — мужчины (в монастыря́х мужских) или женщины (в мирски́х хрáмах и женских оби́телях). Постановление Стоглáвого собóра требует, чтобы просви́рницами были вдовы не моложе 50 лет, придерживающиеся непорóчного христия́нского óбраза жизни. Во временá оскудéния вéры и чистоты жизни христия́н, после церковного Раскóла, бывали случаи, когда по великой нужде допускались к печению и замужние женщины или девицы, когда не получалось найти подходящей просви́рницы из числа вдов. Об этом писал, в частности, святи́тель Арсений Уральский.

Просфора

Итак, просфорá. Тесто её состоит из трёх компонентов — в честь Святóй Трóицы и в память о трёхчáстности нашей души́: из муки́ (с мучною естественной заквáской), воды́ и соли. Об этом пишет блаженный Симеон, архиепи́скоп Солýнский. Заквáска, дающая тесту жизнь, — символ одушевлённости тéла Христóва, а соль — óбраз разýмности Егó человеческой души́. Дрéвний ерети́к Аполинарий Лаодики́йский убрал заквáску и соль из просфóр, поскольку учил, будто человеческих души́ и рáзума у Христá Спаси́теля нет, а вместо них — Божествó. Но Церковь Святáя исповéдует Христá совершéнным Бóгом и совершéнным Человеком, с разýмной душóю. Поэтому и аполинариевы опреснóки Церковь отвéргла. Римская же церковь вновь возродила практику еретикá Аполинария и служит на прéсных лепёшках, но И́стинная Христóва Церковь сохраняет святýю дрéвность, принося на литурги́и совершéнный хлеб (квáсный и осóленный), символизирующий совершéнство человеческой природы Спаси́теля.

Без заквáски не может быть просфоры 2.

Современные люди обычно не знают даже того, как выглядит естественная заквáска, тем пáче не умеют ею пользоваться, а между тем она даёт гораздо лýчшее тéсто, нéжели заводские дрóжжи.
Поскольку об этом просят многие свящéнники и просви́рники, помещаем примерный рецепт приготовления заквáски и тéста для просфóр:

Приготовление просфóр на заквáске

Заквáска приготовляется примерно так: в эмалированную посуду вливают тёплую воду некипячёную (лучше родникóвую, но ни в коем случае не с хлоркой из-под крана, ибо на воде с хлоркой тéсто не поднимается), на 1 кружку воды добавить 1 чайную ложку соли, размешать, потóм всыпают просеянную мукý — до консистенции густой сметаны. Покрывают чистой тканью верх (обвязывают, чтобы ткань зафиксировать) и оставляют в тёплом месте на 2-3 суток.

Потóм надо добавить ещё тёплой воды полкрýжки (половину чайной ложки соли смешать с водой заранее), и ещё немного муки́ подсыпать. Ещё дать постоять 1-2 суток. Потóм то же самое ещё раз повторить.
Через сутки нужно добавить ещё просéянной муки́ и вы́месить тéсто — довольно крутóе, как на пирожки. Из тéста сформовать нужное количество “низóв” для просфóр, часть тéста (побольше полстакáна) оставить как новую заквáску (положить в стеклянную банку и поставить в холодильник). Ещё часть тéста сделать более круты́м, добавив муки́ и хорошо вы́месив. Из этого тéста сделать крышки просфóр с печáтями. Покрыть просфóры и крышки хлопчатобумажной тканью, полиэтиленовой плёнкой и полотенцем, полиэтиленом и полотенцем (чтобы не высыхали) и оставить в тёплом месте подходи́ть в течение 4-6 часов (если просфóры не успеют подняться, то при вы́печке они будут трéскаться и искривляться, во избежание надо дать им на «расстáивание» достаточное время).

Потóм водой надо намочить нижние поверхности крышек снизу и приклеить их к просфóрам сверху. Проколóть в 2-3 местах иглой каждую крышку (чтобы не образовались при вы́печке пузыри гáза; лучше накалывать вокруг «Голгóфы», поскольку там будут выниматься части́цы, и нельзя допустить, чтобы части́ца развалилась из-за пузыря). Поставить на противне в духовку или печь. Выпекают в разных духовках по-разному, режим надо выбирать óпытным путём. Чаще всего режим подходит такой: 10-15 минут на большом или среднем огне, потóм — ещё столько же — на мáлом. Крупные просфóры обычно выпекаются нéсколько дóльше.

После выпечки готовые просфóры надо положить в корзину или кастрюлю, утеплённую изнутри вáтой, покрытой полиэтиленом. Повéрх полиэтилена положить влажное полотенце, поверх него — сухую белую ткань хлопчатобумажную (ровную, без рисунка или рельефа). Потóм кладутся в два-три слоя горячие просфóры: нижний слой просфóр кладут крышками вниз, а верхний — вверх. Укутывают просфóры этой сухой тканью, потóм увлажнённым и отжáтым полотенцем (не “вáфельным”, а ровным) и полиэтиленом сверху. Накрывают корзину чем-нибудь тёплым (специальным чистым одеяльцем или подушками). Лучше оставить просфóры укрытыми на 2-3 часа, для того чтобы отмякли крышки. После этого их можно нести во олтáрь…

Для вы́печки в другой раз делаем из оставшегося в холодильнике тéста опáру: на 2 кружки тёплой воды нужно размешать неполную столовую ложку соли, вложить в эту воду тéсто (заквáску) из холодильника, добавить просеянной муки́ и размеси́ть, должно так чтобы получилось негустое тесто (как на олáдьи). Покрыть тканью и поставить в тёплое место на 3-5 часов. Потóм добавить ещё свежепросéянной муки́, вымесить тéсто покрýче, как для пирожкóв, и из него делать просфóры. Часть тéста опять оставить в качестве заквáски — поставить в стеклянной банке с крышкой в холодильник. И далее заниматься с просфóрами так же, как описано выше. И так постоянно…

Заквáска “врабáтывается”, то есть, набирает полную силу, в течение 2-3 месяцев регулярной вы́печки.
Не забывайте добавлять в воду соль! Без соли нельзя печь просфóры, по церкóвным канóнам, ибо соль означает рáзум, как заквáска — дýшу. Кроме того, соль предохраняет заквáску от пóрчи — от развития посторонних микробов, от гниéния.

Удобно разводить опáру перед вечéрней слýжбой (или во время чтения кафи́зм, когда ýтреня слýжится с вечера), сразу после слýжбы добавлять ещё муки́, хорошо вымéшивать тéсто и формовáть “низы́” и крышки просфóр, потóм часа в 3 ночи начинать вы́печку, по окончании её просфóры теплó укýтать, а в 7 часов утра можно их забирать на слýжбу. Мало постоявшие просфóры хуже “закалáются” на слýжбе, поскольку кóрочки их ещё не отмя́кли (крошатся, трудно “закалáются”). Поэтому лучше дать просфóрам перед слýжбой отмя́кнуть в укýтанном виде в течение 2-3 часов.

Просфóры, по указáнию Служéбника, должны печься в ночь перед Литурги́ей. Строго запрещено приносить на слýжбу чёрствые просфóры. По стари́нному обы́чаю, описанному в «Истории Вéтковской Церкви», приносимые на слýжбу просфóры должны быть не только свежими, но и тёплыми на óщупь, ибо это символизирует живýю жéртву.

Можно вместе с просфóрами сразу печь хлéбы для будущих всéнощных; в отличие от просфóр, хлéбы можно хранить долго, пока не понадобятся, в плотно завязанном полиэтиленовом пакете, помещённом в морозильную камеру. Перед слýжбой их нужно вынуть оттуда и дать оттáять. После этого хлéбы будут как свежие.

Как используются просфоры на службе

Правослáвная просфорá имеет окрýглую форму и состоит из тела (“ни́за”) и крышки с печатью (см. рис. 1).
Тело просфóры символизирует землю (земное естествó плóти Спаси́теля), а круглая печать — Божéственную Егó природу (круг — символ безконéчности, символ Божествá).

Рис. 1. Просфора
Рис. 1. Просфора

Просфóры на слýжбе условно подразделяют на “служéбные” (основные), которых по чи́ну полóжено 7 штук, и “приносны́е” (дополнительные), которых может быть разное количество, в зависимости от числа христия́н, пристуствующих на литурги́и и подавших поминáние на проскоми́дию о здрáвии и за упокóй.

На проскоми́дии (приготовительной части Литурги́и) из первой основной (“служéбной”) просфóры вырезается четвероугольный хлеб — «áгнец». Этим словом означается Сам Христóс, как и назвал Егó святóй Иоанн Предотéча: «Се Áгнец Бóжии, вземляи (принимающий на Себя) грехи мира» [Ин. 1:29]. Эта фраза пишется и на печати просфóры. Итак, хлеб вырезается квадратный, четвероконéчный, ибо Христóс пришёл, чтобы освятить этот мир, который имеет 4 части света, а также потомý, что символ Христóва страдания — Крест — тоже имеет 4 основных конца. Печать же — символ Божествá — остаётся круглови́дной. С нижней стороны «áгнец» надрезается крестообрáзно, а в правую верхнюю дóлю потóм “прободáется” богослужéбным «копиéм» (см. рис. 2 и 3) — специальным копьеви́дным святы́м ножом. Этот нож — символ того копья́, которым были пробиты рёбра госпóдни на Крестé. Вырезание «áгнца» из просфóры символизирует плотское рождение Христá от Пресвятóй Дéвы, крестообрáзный разрез — Егó Распя́тие, а прободéние правой части — пронзéние Егó пречи́стых ребр копиéм, при котором истекли́ кровь и вода [Ин. 19:34]. Потомý и в поти́р наливается не только вино, но и немного чистой родниковой воды, а на неразбáвленном водою вине служить святáя церковь запрещáет.

Рис. 2. Копие Богослужебное современное.
Рис. 2. Копие Богослужебное современное.

Это мы написали о приготовлéнии «áгнца» — того хлéба, который дáлее моли́твами с призывáнием святóго Дýха освящáется и прелагáется в Плоть Христóву. После приготовления «áгнца» и вливáния в поти́р вина и воды вынимаются части́цы из шести́ других основных (“служéбных”) просфóр, а также “закалáется” бóльшее или мéньшее число просфóр дополнительных, или “приносны́х”.

Рис. 4. Жертвенник перед Литургией.
Рис. 4. Жертвенник перед Литургией.

Перечислим служéбные просфóры:

  • Вторая просфорá (“Богорóдичная”) закалается «в честь и в пáмять» Пресвятóй Богорóдицы: из печати вынимается «копиéм» большая треугольная часть и полагáется на ди́скосе (богослужéбном блюде) по правую руку от áгнца (а от зрителя — на левую сторону).
  • Третья просфорá (“Предотéчева”, или “всех святы́х”) — «в честь и слáву» честны́х Небéсных Сил Безплóтных, святáго Иоанна Предотéчи и всех святы́х: вынимается чуть мéньшая по размерам треугольная часть и кладётся “по левую руку” от четвероугóльного «áгнца» (а от зрителя — по правую сторону).
  • Четвёртая просфорá вынималась «о здрáвии и о спасéнии» правослáвных царей, князей и бояр, вóинства и всех правослáвных христия́н; ны́не, поскольку царей и князей правослáвных не осталось в ми́ре, эту просфóру приносим по обы́чаю безымя́нно, «за всех правослáвных христия́н, и́же Русскою землéю пекýщихся, и о вóех, и о всех правослáвных христия́нех».
    Итак, из печати этой просфóры (как и всех прочих просфóр) вынимается треугольная части́ца ещё мéньшего размера и полагáется ниже «áгнца», у правого нижнего его угла (для зрителя это — с левой стороны).
  • Пятая просфорá закалáется «о здрáвии и о спасéнии» первосвяти́теля нашей помéстной церкви (митрополи́та), о епархиáльном архиерéе и «о всем святи́тельском чи́не».
    Мáлая части́ца полагáтся на ди́скосе пóдле предыдущей части́цы, ближе к середине «áгнца».
  • Шестая просфорá (в дрéвности, до XVII века, она могла объединяться с пятой) — о здрáвии и спасéнии игýмена монастыря́ или отцá духóвного того свящéнника, который совершает проскоми́дию, и о всéм свящéнническом чи́не и причéтниках и монасты́рской брáтии.

Звездица (предмет на 4 ножках) символизирует чудесную звезду, которая привела волхов на поклонение Младенцу Христу; с практической стороны она служит для того, чтобы при полагании на дискос с частицами просфор покровца последний не соприкасался с этими частицами, во избежание их перемещения или падения при снятии покровца.

Перед выниманием части́цы из каждой служéбной просфóры говорится: «Гóсподу помóлимся, Гóсподи поми́луй». А по окончании — «Ами́нь». Но это на первых просфóрах. Здесь же, на шестой, — не совсем так. Поскольку вместе с ней закалáются дополнительные просфóры о здрáвии и о спасéнии многих людей, то «Гóсподи поми́луй» на дополнительных просфóрах не говорится (и́бо на них продолжается моли́тва, начатая на шестой “основной” просфóре), а «ами́нь» говорится только перед самой седьмой просфóрой.
Из “приносны́х” (дополнительных) просфóр вынимаются мáлые части́цы (по одной из каждой просфóры) и кладутся в ряд ниже предыдущих части́ц, вынутых из “основных” просфóр. По окончании всех просфóр «о здрáвии» свящéнник поминает и сам себя, и после этого говорит «Ами́нь». На этом заканчивается моли́тва «шестой просфóры».3

Потóм начинается вынимание части́ц за упокóй правослáвных христия́н. Свящéнник берёт седьмую “основную” просфóру и после «Гóсподу помóлимся, Гóсподи помилуй» поминает умерших создателей святóго хрáма сегó (или монастыря́), святéйших вселéнских патриáрхов, благочести́вых царей и цариц, церкóвных иерáрхов, благочести́вых князéй и княги́нь и весь святи́тельский и и́ноческий чин.

После этого (без «ами́нь» и «Гóсподу помóлимся») начинает вынимать мáлые части́цы за упокóй из “дополнительных” просфóр и полагает их в нижнем ряду.

Рис. 6. Служебные просфоры после Литургии.
Рис. 6. Служебные просфоры после Литургии.
«АЗ ЕСМЬ ХЛЕБ ЖИВОТНЫИ...»

Рис. 7. Схема расположения частиц просфор на дискосе.

1 -«Агнец»

2 -«Богородичная»

3 — всех святых («Предотечества»),

4 — за правящего архиерея;

5 — за страну, воинов и всех православных христиан;

6 — о здравии игумена (отца духовного) и всего священного чина и притча церковного, и за служащего священника;

7 — за упокой царей, святителей, князей, всего священнического чина и всех православных христиан.

Потóм говорит моли́тву «и о всех прéжде почи́вших» правослáвных христиáнах, заключая её «ами́нем».4

Вынимаемые из просфóр части́цы имеют треугольную форму, в честь Святóй Трóицы, а также для отличéния их по форме от кубических части́ц «áгнца», которые вкладываются в поти́р, чтобы не перепутать при причащéнии. Вынимаются части́цы из той именно части просфóрной печати, где изображена «главá Адáмова», ибо как во Адáме мы все согреши́ли, так и во Христé вéрные оправдáлись [Рим. 5:12-19), и Крóвию Христóвою омы́т адáмов грех, а также потомý, что все люди, за которых приносятся части́цы просфóр, произошли от Адáма.

Согласно указáниям Стоглáвого собóра, “Богорóдичная” части́ца должна быть большого размера, “Предотéчева” — чуть меньше, а остальные — мáлого размера, для лучшего отличéния их при причащéнии, а также дáбы не перепутать ранг просфóр при их “потреблении” по окончáнии слýжбы: сначала надо потреблять антидóр (вынутую “первую” просфóру, с квадратным вырезом от вынутого «áгнца»), потóм — “Богорóдичную” (с большим треугольным вырезом), потóм — “Предотéчеву» (на ней вырез поменьше), а только после них — остальные (с мáлыми треугольными вы́резами от вынутых части́ц).

Каждая просфорá закалáется только один раз, то есть, две или бóлее части́ц из неё не вынимаются, ибо нельзя то, что ужé принесенó Бóгу и Емý ужé принадлежит, принести повторно, а также невозможно уже закóлотое жéртвенное животное заклáть второй раз, что будет символически ужé не живóй жéртвой, а “мертвечи́ной” (в этом состоит одно из разноглáсий новообря́дцев с Дрéвней Цéрковью, ибо они одну и ту же просфóру закалáют многокрáтно, в чём их упрекáли старовéры с самого начала никониáнского раскóла).

На Литурги́и вырезанный из первой просфóры «áгнец» через призывáние и неви́димое схождéние Святáго Дýха прелагáется в Тело Христóво, а смешанное с водою вино в поти́ре — в Кровь Христóву, прóчие части́цы в конце Литурги́и ссыпаются в поти́р и соединяются с Крóвию Христóвой.5

Итак, на ди́скосе из «áгнца» и лежащих пóдле него части́ц получается символический óбраз Церкви: Христóс, Богорóдица, áнгелы и святы́е — это верхний ряд, символ Небéсной Цéркви; ниже, второй и третий ряды, — земнáя Цéрковь — живущие ны́не христия́не (а также те умершие, о загрóбной судьбе которых мы пока не извещены́ Бóгом; те же, кто уже явно прослáвлен свя́тостью, — помя́нуты в верхнем ряду, среди святы́х). Это — óбраз двух частей единой Христóвой Цéркви, неразрывно связанных между собою. И все эти части́цы в конце Литурги́и помещаются в поти́р с Крóвью Госпóднею, омывáясь ею и окончательно освящáясь, приобщáясь к стрáшной Христóвой Жéртве.

За кого и с какою целью вынимаются части́цы из просфор

Части́ца, вынутая за человека, живого или умершего, делает его причáстным к Тáинству евхари́стии; она вкладывается в Кровь Христóву, во оставлéние грехов и в вéчную жизнь поминáемого. Это как бы заóчное причащéние человека. Поэтому нельзя без разбора поминáть любых людей на проскоми́дии.

За кого же можно вынимать части́цы из просфóр на Литурги́и?
По словам святи́теля Симеóна Солýнского, о здрáвии вынимаются части́цы только за тех вéрных христия́н, которые живут во благочéстии и покая́нии; те же, кто живёт в неосвящённом Церковью брáке и в я́вном блýде, а также не кáющиеся в ины́х я́вных смéртных грехах, не должны поминáться на проскоми́дии (их можно поминáть в чáстных моли́твах, а в хрáме — только на ектéниях и молéбнах).
За умерших же вынимаются части́цы только за тех, которые жили в и́стинной вéре и покая́нии (такие люди получают и церкóвное погребéние).

Как потреблять освященную просфору

Когда архиерéй или свящéнник раздаёт в конце Литурги́и просфóры, нужно подойти, сложив ладони крест-нáкрест (правую сверху) и принять в них просфóру, поцеловав руку дающего.
Просфóру употребляют строго натощáк (перед нею можно принять только причáстие Христóвых Тéла и Крóви, а также Вели́кую святýю воду Богоявлéнскую). После принятия просфóры мóлятся три поклóна в пояс («Бóже ми́лостив») и на третьем поклóне клáняются до земли к олтарю́ (слýжащему свящéннику или архиерéю).

О печати на просфоре

Просфорá несёт на себе круглую печать с изображением Креста Христóва. Самые дрéвние просфóры, вероятно, не имели печати. Во вся́ком случае, дрéвний святи́тель Григорий Двоеслóв описывает в своих «Диалогах» случай, когда он принёс за умершего на Литурги́и обычный хлеб, предназначавшийся первоначáльно в пищу (а следовательно, не имевший какого-то особого внешнего вида, отличавшего его от простого хлеба). По-видимому, уже в процессе служéния литурги́и хлеб крестообрáзно надрезáлся (как это делается и сейчас, когда на проскоми́дии священный хлеб с нижней стороны надрезáется крестообрáзно).

Церковный историк профессор В. И. Мансветов в 1916 году писал: «На первых порáх христиáнства просфóр, подобных нашим, конечно, не существовало… хлеб для тáинства выбирался из тех приношéний, какие, по принятому тогда обы́чаю, каждый вéрующий приносил для вéчерей любви и на содержание священнослужи́телей от плодóв земны́х, а также дарóв от хлéба и винá. Вот из этих-то последних лучшие хлéбы и потрéбная часть винá и выбирались для Евхари́стии. Обязанность эта лежала на диáконе, который избрáнный хлеб тóтчас же назнáменовывал крестообрáзным надрезом как хлеб, предназначенный для тáинства. Изображения хлебов с таким крестообрáзным надрезом можно видеть и сейчас в христиáнских катакóмбах в Риме. Во временá Софрония, патриáрха Иеросалимского, как видно из его сочинения «О Божéственном священнодéйствии», для проскоми́дии употреблялась одна просфорá, назнáменованная крестóм» (см.: Домонгол: Альманах. Вып. 3. — М. — С.Пб., 2013. — с. 180).

Со временем хлéбы, приносимые на Литургию́, стали печься с особыми печатями, дáбы они отличались от обы́денного бытового хлéба. Это произошло не позднее середины I тысячелетия. Ещё в 1970-х годах американскими археологами была найдена в раскопках древневизанти́йская окаменевшая просфорá, которую они датировали VI-VIII веками по Рождествé Христóвом (Археологический музей Мичиганского университета. Артефакт KM 1971.02.0250a). Печать на ней круглая, разделённая на 16 сегментов таким óбразом, что из 12 квадратиков составляется 4-конéчный крест. В каждом из квадратиков изображенó по диагональному крéстику. По крáю печати идёт неразборчивая нáдпись (см. рис. 8).

Оказалось, что египетские кóпты (отделившиеся от Церкви в глубокой дрéвности — после Четвёртого Вселéнского собóра) до сих пор сохранили практически такое же изображение на просфорáх, причём нáдпись по кругу на греческом языке означает: «Свя́тыи Бóже, Свя́тыи Крéпкии, Свя́тыи Безсмéртныи, поми́луй нас» (см. рис. 9).

На Русь христия́нство пришлó из Византии, и потому просфóрные печати были похожи на древнегрéческие. Время от времени такие дорники́ (просфóрные печати) находят археологи на территории России и Украины. На рис. 10 представлен снимок 6 древнерýсского дорникá, нéйденного в 2013 году археологом-любителем в Глинковском районе Смоленской области.

Как видим, дрéвнерусская просфóрная печать несколько мéньших размеров, чем древневизанти́йская (диаметр около 34 мм) и несколько упрощённого рисунка. Нáдпись по кругу заменена на имитáцию нáдписи (квадратики вместо букв) 7, и центр разделён не на 16, а на 9 частéй, причём крест состоит не из 12, а из 5 квадратов. И здесь уже только в центральном квадрате имеется 4-конéчный крест, а 4 других содéржат сокращённые моногрáммы «Исус» (левый квадрат), «Христóс» (правый), «Ни-ка» (верхний и нижний).
Известны разновидности такой печати: с крестом типа мальти́йского (с расширенными концами) и с “процвéтшим” 4-конечным крестом (см. рис. 11 и 12).

Процвéтший крест — это уже перехóдная форма к крестý осьмиконéчному, который появляется на бóлее поздних русских дорникáх. Русский дорни́к XIV-XV вéка (см. рис. 13) уже квадратной формы, с надписью по периметру: «Áгнец Бóжии всемля (!) грехи всего мира». Это как бы видоизменённый центральный квадрат из предыдущего типа просфóрной печати. В центре вместо процвéтшего крестá — крест 8-конечный на Голгóфе. «Поднóжие» крестá (нижняя перекладинка) — не скóшено, горизонтальное. Имеются те же моногрáммы: «Исус», «Христóс», «Ника», — но они расплóжены справа и слева от крестá. Эта просфóрная печать была найдена археологом-любителем в Лужском районе Ленинградской области, в окрестностях села Оредеж, у разрушенной церкви из крáсного кирпича.

Со временем, просфóрная печать претерпевáет изменение: квадратную форму сменяет форма ромби́ческая. Нас рис. 14 представлен древнерýсский дорни́к XV вéка, найденный археологом-любителем около деревни Дуброво Тёмкинского района Смоленской области. Крест здесь ужé 7-конéчный, по “мóде” того времени, с косы́м поднóжием. Нáдпись по периметру печати расширяется до её современного вида: «Се Áгнец Бóжии, вземляи грехи всего мира». К моногрáммам прежним добавляется над крестóм сокращённое «Царь Слáвы».

Дáлее видим продолжение развития формы. В соответствии с книгой святи́теля Симеона Солунского, просфóрная печать должнá иметь круглую форму, а не ромби́ческую. По-видимому, изучение книги блажéнного Симеона послужило для изготовителей дорникóв толчком к восстановлéнию круглой формы печати. Имеется перехóдная форма — круглый дорни́к со вписанным по центру ромбом. Крест здесь 8-конéчный, ибо 7-конéчный хýже вписался бы в ромб. Нáдпись по периметру (теперь ужé по кругу) — та же, что и на предыдущем дорникé.

Новгорóдский дорни́к XV-XVI вéка (рис. 16) — ужé полностью округлой формы, вновь с “мóдным” в то время 7-конéчным крестóм. Нáдпись нéсколько отли́чна: «Жрется Áгнец Бóжии за живóт всегó мира». (Подóбная нáдпись на нéкоторых просфóрных печатях и́зредка встречалась даже и в XIX вéке; она состáвлена из текста двух крáтких моли́тв, читáемых при приготовлении «áгнца» на проскоми́дии).

Типичная просфóрная печать XVII вéка (см. рис. 17), дони́коновская, уже похожа на современную старообря́дческую и по нáдписям, и по форме. Тут ужé к 8-конéчному Голгóфскому Крестý добавляются копиé и трость, главá Адáмова и нéкоторые дополнительные моногрáммы. Нáдпись по кругу — классическая: «Се Áгнец Бóжии вземляи грехи всего мира».

Итак, к XVI-XVII столéтиям в Русской Церкви закрепилась определённая канони́чески обоснóванная форма просфóрных печатей. Такой тип дорникá непрерывно используется в Древлеправослáвной Церкви Христóвой и после никониáнского раскóла.

Между тем, новообря́дцы в своей церкви ввели новый вид просфóрных печатей (см. рис. 18), квадратной формы и без 8-конéчного крестá и нáдписи «Се Áгнец Бóжии, вземляи грехи всего мира». Стáрые печати изымались из хрáмов и уничтожались. Просви́рниц, которые дерзáли печь просфоры́ со стáрыми печатями, жестóко наказывали, сажая на цепь в подземные тюрьмы… Вот какую нéнависть вложил враг в сердца новоя́вленых “исправи́телей” Церкви!

А старовéры бережно сохраняли прéжний тип просфóрных печатей. Нéкоторые дорники́ XVIII-XIX векóв являются настоящими произведениями искусства: например, большáя просфóрная печать из знаменитого Комаровского старообря́дческого скитá (Семёновский уéзд Нижегородской губéрнии), которая поражает красотою рисунка и изяществом церковнославя́нского шрифта. Снимок этой рели́квии показан на рис. 19, а фото просфóры, запечатлённой этим стари́нным дорникóм, помещён на рис. 1.

Развитие или отрицание?

Может возникнуть вопрос: если форма просфóрных печатей в течение векóв развиваясь изменялась, чем же тогда погреши́ли никониáне, снова изменив её? Может быть, в этом нет ничего страшного?
Попробуем ответить.

Не известно ни одного другого случая в истории русской Церкви, когда бы на церкóвном собóре проклинáли и отвергáли прежнюю форму дорника и утверждали новую, то есть, чтобы прéжние просфóрные печати хули́ли как “éресь”, а новые превозноси́ли как “единственно прáвильные”. Это развитие формы дорника (до никоновой реформы) происходило постепенно и естественно, без анáфемотлучéний и церкóвных нестроéний.

Но никониáне пошли по пути не развития, а отрицáния и клеветы́ на святýю дрéвность. Они церкóвным собóром 1666-1667 годов похули́ли и прóкляли древнецеркóвные обычаи, в том числе и стáрые формы просфóрных печатей, объявили их ерети́чными и богохýльными, а свои нóвшества — я́кобы исключительно правильными и дрéвними апóстольскими догматами… Но ещё в дрéвности провозгласили святы́е отцы́ Седьмого Вселéнского собóратрижды прóклят тот, кто будет отвергáть или хули́ть дрéвнее церкóвное предáние, мáлое или вели́кое, пи́саное или непи́санное. Именно такой грех совершили последователи патриáрха Никона.

Они хули́ли, отвергáли и проклинáли свящéнную дрéвность; даже не устраши́лись официально учить, будто при служéнии литурги́и на просфóрах со стáрыми печатями (с осьмиконéчным крестóм) не будет совершаться пресуществлéния хлéба и винá в Тéло и Кровь Христóву!…
Яростные реформаторы гнали свящéнников, служи́вших по-стáрому, мучали в заточéниях просви́рниц, использовавших стáрые дорники…

Никониáне лóжно объявили, будто они восстанавливают дрéвнюю форму просфóрной печати, на самом же деле, как показывает церкóвная археолóгия, до Никона такого типа дорников на русской земле вообще не было (да и в греческой церкви он появился также относительно незадолго до Раскóла).

Правослáвные же христия́не — старовéры, — из поколения в поколение сохраняющие и́стинную вéру, неповреждённые церкóвные чины́ и обы́чаи, бéрежно донесли до наших дней и правослáвную форму просфóрных печатей.

Примечания:

1 В качестве иллюстраций к данной статье использованы материалы   сайта «Ревьюдетектор» и фотографии христия́нских дрéвностей   из коллекции, собираемой для будущего саратовского церкóвного   музея.

2 Нéкоторые просви́рницы ошибочно вместо заквáски используют   дрóжжи заводского приготовления, но это не канони́чно.   Дрóжжи изготовляются на спиртовых заводах с использованием   отходов сáхарного производства или продуктов химического   гидрóлиза древесины, что недопустимо для просфóрного тéста.   Недáром ещё в XIX веке в книге «История и устáв Вéтковской   Церкви» было записано, что приготовлять просфóрное тесто   следует только на мучнóй натуральной заквáске, но никак не   на «дрождях». Причём не только хлебопекáрные или пивные   дрóжжи, но даже и винные (осáдок из винá) не должны добавляться   в просфóрное тéсто (сей винный дрожжевóй осáдок, кстати, в   толковáнии 74 псалмá символизирует гнев Бóжий на беззакóнников,   потому добавлять такое вещество в просфóры более чем странно).   Не допускается также добавление хмéля и других улучшителей   брожéния, а также химических разрыхлителей и улучшителей.

3 По чи́ну “Иóсифовского” Служéбника XVII вéка, который у нас   используется повсемéстно, шестая служéбная просфорá закалáется   так: вначале она только надкалывается, но части́ца сразу не вынимается.   Надкóлотая просфорá откладывается временно в сторону, после   чего без «Гóсподи поми́луй» и «ами́нь» вынимаются “приносные”   заздрáвные просфóры, а после них уже вынимается части́ца из   шестой просфóры после поминовéния свящéнником самого себя,   при чём и говорится «ами́нь».   Таким óбразом получается, что себя свящéнник поминáет вместе   с отцóм духóвным и другими свящéнниками, на еди́ной просфóре.   И части́ца кладётся непосредственно под «áгнцем», в ряд с части́цами   из 4 и 5 служéбных просфóр.   Но широко распространен и такой обы́чай: из шестой просфóры   части́цу вынимают сразу (без «ами́нь») и кладут в ряд после части́ц   из 4 и 5-й просфóр. После этого без «Гóсподи поми́луй» и «ами́нь»   вынимают “приносные” просфóры о здрáвии, а в после них (без   «Гóсподи поми́луй») вынимается просфорá за самого себя, после   чего говорится «ами́нь», и последняя части́ца кладется тогда в   нижний ряд, вместе с части́цами из “дополнительных” просфóр.

4 При поминовéнии за упокóй (на седьмой просфóре и “приносных”   просфóрах) так же, как и на шестой просфóре, существует два   обы́чая.   Если строго действовать по Служéбнику, то седьмая просфорá   на поминовéнии создáтелей хрáма, царé и свящéнного чи́на   только надкалывается, но части́ца сразу ещё не вынимается.   Потом вынимаются части́цы из “дополнительных” заупокóйных   просфóр, а после них на заключительной моли́тве (обо всех умерших   правослáвных христиáнах) заканчивают вынимать части́цу из 7-й   служéбной просфóры и кладут её в ряд с части́цами из 3-6-й   просфóр (у нижнего угла «по левую руку áгнца», то есть, если   смотреть со стороны свящéнника, — у правого нижнего угла).   Так служат, например, старообря́дчечкие свящéнники в Румынии.   По другому обычаю, части́цу из 7-й просфóры вынимают на первых   словах и сразу кладут на место, потóм вынимают заупокóйные   “приносные” просфóры, а после них на отдельной просфóре   поминáют «всех правослáвных христиáн», говорят «ами́нь», и   эту последнюю части́цу кладут в нижний ряд, с части́цами из   “дополнительных” просфóр.

5 Эти части́цы не претворя́ются ни в Тéло Христóво, ни тем пáче   в телá тех, за кого они принесены.   Частицы эти означают приношéние Бóгу за помянутых людей.   Ими не причащаются, но после слýжбы их потребляет вместе с   остатками евхари́стии слýжащий свящéнник или диáкон.

6 Все снимки просфóрных печатей в данной статье даются в зеркальном   отражении, для удобства чтения нáдписей.

7 Возможно, это связано с незнанием греческого языка древнерýсскими   гравёрами, которые изготавливали модели для отливки дорникóв.

Иерей Вадим Коровин
журнал «Вифлеем — Дом Хлеба» №8

Доброго здоровья!

Нужна Ваша молитвенная и ФИНАНСОВАЯ помощь на окончание реконструкции храма в Кызыле
реконструкция храма
Требуется помощь на продолжения реконструкции храма, Кызыл

4276 3100 3280 8901

на имя Евгения Александровича З.

Понравилось! поделись с друзьями:
Пономарь