400 лет со дня рождения Протопопу Аввакуму

Поздравляем всех Православных христиан с памятью святаго священно мученика и исповедника Аввакума и желаем всем быть крепкими и непоколебимым и в нашей Истиной Христианской вере, имея перед собой пример подвига нашего великого святого.

Протопоп Аввакум. Икона. Центральная Россия. Конец XVII – начало XVIII вв.
Протопоп Аввакум. Икона. Центральная Россия. Конец XVII – начало XVIII вв.

Сегодня исполняется 400 лет со дня рождения крупнейшего деятеля старообрядческого движения, писателя и публициста Аввакума Петрова

Аввакум Петров (1620–1682) – уникальная фигура в истории России XVII века. Он явил образ личности, способной преодолевать любые преграды ради идеалов, в которые свято верил. Будучи средневековым человеком по устремлениям, Аввакум проявил немыслимую для того времени свободу мышления и речи, бросив вызов консервативным общественным устоям. В его судьбе отразилась эпоха, разделившая Русь средневековую и Россию Нового времени. Как писатель и публицист Аввакум произвел переворот в русской литературе, сокрушив своим просторечием каноны книжного стиля. В его сочинениях наряду со средневековыми житийными канонами встречаются живые описания людей, бытовые зарисовки и личный авторский взгляд. Своим примером Аввакум вдохновил тысячи своих последователей. Из их среды затем вышли люди новой формации: ведущие промышленники и смелые преобразователи экономики России XVIII–XIX веков.

Аввакум Петров родился 5 декабря (25 ноября по старому стилю) 1620 года в семье священника из села Григорово, близ Нижнего Новгорода. По обычаю того времени младенца крестили на восьмой день жизни – 2 декабря. Согласно церковному календарю, это день памяти ветхозаветного пророка Аввакума. В честь него мальчик и получил такое необычное имя. Отец Аввакума умер от пьянства, когда сыну было пятнадцать. Его воспитанием занималась набожная мать Мария. Благодаря её стараниям молодой человек получил хорошее образование. В 1638 году Аввакум женился на четырнадцатилетней сироте Анастасии Марковне, которая на всю жизнь стала его спутницей. Жена родила ему 8 детей и делила с ним все радости и горести.

Аввакум пошел по стопам отца. В 1644 году его рукоположили в священника в селе Лопатищи. Молодой священник проявил себя как пламенный борец за благочестие мирян, но его упорство и бескомпромиссность вызвали гнев местного «начальника», и тот изгнал священника с семьей из села.

Летом 1647 года Аввакум бежал в Москву и нашел приют у Стефана Вонифатьева, духовника царя Алексея Михайловича (1645–1676). Пылкая вера нижегородского священника произвела впечатление на государя. В столице Аввакум присоединился к кружку «ревнителей благочестия». В него входили влиятельные люди, представители высших кругов русского общества: царский духовник Стефан Вонифатьев, близкий друг царя окольничий Фёдор Михайлович Ртищев, протопоп Казанского собора Иван Неронов и архимандрит Новоспасского монастыря Никон, будущий патриарх Московский. Поддерживаемые царем участники кружка выступали за преобразование церковной жизни и исправление нравов русского общества.

Благодаря поддержке влиятельных московских лиц Аввакум вернулся в свои края, где старался претворить в жизнь программу исправления нравов, из-за чего были постоянные конфликты как с паствой, так и с властями. В 1652 году Аввакум снова бежал из Лопатищ в Москву, где по воле царя Алексея Михайловича был поставлен протопопом (старшим священником) в город Юрьевец-Повольский. Однако и на новом месте Аввакум быстро восстановил против себя местных жителей и духовенство, требуя соблюдения строгого благочестия и уплаты налогов в патриаршую казну. Протопоп был жестоко избит разъяренной толпой и в очередной раз бежал в столицу. Здесь он начал служить в Казанском соборе, пользуясь покровительством товарища по кружку «боголюбцев» Ивана Неронова.

В это время Аввакум оказывается в самой гуще событий, связанных с проведением церковной реформы, которая разделила бывших соратников на два противоположных лагеря. В 1653 году новый патриарх Московский Никон (1652–1666) приступил к исправлению церковных обрядов и богослужебных книг по новым печатным греческим и украинским образцам. Противники никоновских преобразований обратились к широким слоям верующих с призывом сохранить «древлее благочестие». Признавая необходимость реформы, они утверждали, что нужно вести исправление по древнерусским рукописям и решениям Стоглавого собора, который в середине XVI века утвердил незыблемость обрядов Русской церкви. Сторону ревнителей старой веры приняли многие представители знати, церковные иерархи, горожане и крестьяне. Церковный раскол приобрел характер широкого народного движения, идеологом и вождем которого (после ареста Ивана Неронова) стал протопоп Аввакум.

В августе 1653 года за проповедь против церковных нововведений Аввакум был арестован, закован в кандалы и заключен в подземелье Андроникова монастыря, где его били и морили голодом. По приговору церковного собора опальный протопоп с семьей был сослан в Тобольск, где провел полтора года, пользуясь покровительством воеводы В.И. Хилкова и Сибирского архиепископа Симеона. В столице Сибири Аввакума встретили как истинного героя и дали служить в кафедральном Софийском соборе. Местные чиновники и прихожане на него «пять слов государевых сказывали», т.е. доносили. В итоге власти отправили Аввакума дальше в Енисейск, где он был включен в отряд воеводы Афанасия Филипповича Пашкова, направлявшегося в Даурскую землю. Тогда Даурия была еще мало освоена русскими промышленниками и купцами, а местное население не желало подчиняться русским и платить ясак. В задачи Пашкова входили восстановление Нерчинского острога и установление полного контроля над регионом. Таким образом, Аввакум стал свидетелем важного исторического процесса освоения Забайкалья.

Экспедиция Пашкова совершила в 1656–1658 годах дальний поход через Байкал к устью реки Нерчи. Поход стал временем тяжелых испытаний для Аввакума и его семьи. От холода и голода у протопопа умерли два малолетних сына. Всю дорогу Пашков и Аввакум изводили друг друга: один сурово карал, другой обличал пороки воеводы. И так продолжалось, пока в 1661 году из Москвы не поступил приказ сопроводить Аввакума с семьей обратно в столицу. Это было связано с опалой патриарха Никона, главного «врага» поборников старой веры. Возвращение заняло у протопопа три года.

Все это время он обличал «никонову ересь», привлекая на свою сторону множество последователей. Так почти 11 лет продлилась, полная невероятных лишений и голода, сибирская ссылка Аввакума. В Сибири протопоп стал известен как герой и мученик за «старую веру».

Послание («третья челобитная») протопопа Аввакума царю Алексею Михайловичу. Холмогоры. Октябрь-ноябрь 1664 г.
Послание («третья челобитная») протопопа Аввакума царю Алексею Михайловичу. Холмогоры. Октябрь-ноябрь 1664 г.

Весной 1664 года Аввакум вернулся в Москву, где был благосклонно принят царем и его ближайшим окружением. Царедворцы пытались склонить его к одобрению нововведений щедрыми подарками и посулами, но строптивый протопоп стоял на своем, споря с ними о сложении перстов, трегубой аллилуйи и прочих догматах. В надежде, что государь внемлет его просьбам, Аввакум подал царю челобитную с требованием полной отмены церковной реформы. Однако Алексей Михайлович рассудил иначе: за непослушание сослал Аввакума с семьей в Пустозерский острог на Крайнем Севере. Однако осенние холода задержали ссыльных в Холмогорах, откуда Аввакум отправил царю послание («третью челобитную»). Этот документ, написанный протопопом собственноручно в октябре-ноябре 1664 года, сохранился до наших дней. Он находится в коллекции Исторического музея, в 19 зале постоянной экспозиции. Вот текст послания:

Христолюбивому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодер[жцу], бьет челом богомолец твой, в Даурех мученой прото[поп], Аввакум Петров.

Прогневал, грешной, благоутроби[е] твое от болезни серца неудержанием моим; а иное тебе, свету-государю, и солгали на меня, им же да не вменит господь во грех.

Помилуй мя, равноапостольный государь-царь, робятишек ради моих умилосердися ко мне!

С великою нуждею доволокся до Колмогор; а в Пустоозерской острог до Христова Рождества не возможно стало ехать, потому что путь нужной, на оленех ездят. И смущаюся, грешник, чтоб робятишка на пути не примерли с нужи.

Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец! Пожалуй меня, богомольца своего, хотя зде, на Колмогорах, изволь мне быть, или как твоя государева воля, потому что безответен пред царским твоим величеством.

Свет-государь, православной царь! Умилися к странству моему, помилуй изнемогшаго в напастех и всячески уже сокрушена: болезнь бо чад моих на всяк час слез душу мою исполняет. И в даурской стране у меня два сына от нужи умерли. Царь-государь, смилуйся.

(Аввакум. Третья челобитная // Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения. М., 1960. С. 193)

Царь Алексей Михайлович смиловался и отправил Аввакума в Мезень, где тот с семьей прожил более года в нужде и голоде, продолжая тем не менее проповедовать «старую веру» и поддерживать общение со своими приверженцами.

В марте 1666 года Аввакума снова привезли в столицу, на этот раз для участия в церковном соборе (1666–1667). Собор был созван для лишения опального Никона патриаршего сана. Одновременно власти пытались силой заставить вождей старообрядческой оппозиции признать изменения обрядов и исправление богослужебных книг. Одни под пытками не выдерживали и подписывали покаянные грамоты, другие упорствовали. Среди упорствующих был протопоп Аввакум. 13 мая 1666 года за отказ идти на уступки его вместе с единомышленниками лишили сана и предали церковному проклятию. В ответ Аввакум проклял участников собора как «врагов Божиих». Около года его держали в заточении при монастырях и пытались безуспешно уговорить примириться с новой церковью.

В августе 1667 года по царскому указу Аввакум вместе с соратниками был приговорен к ссылке в Пустозерский острог, который становится особой тюрьмой для ссыльных расколоучителей. В изгнании он продолжал проповедовать «старую веру». Его неослабевающее упорство множило ряды сторонников раскола. В заключении Аввакум написал главные свои произведения «Книгу бесед», «Книгу толкований», «Житие». Последнее представляет собой автобиографию, созданную в 1672–1675 годах по просьбе одного из союзников с целью наставления поборников старой веры. Перу Аввакума принадлежит более 80 сочинений, большая часть которых приходится на годы пустозерской ссылки. Активная публицистическая деятельность побудила церковный собор 1681–1682 годов приговорить пустозерских сидельцев к смертной казни. 14 апреля 1682 года Аввакум Петров вместе с союзниками был заживо сожжен в срубе «за великие на царский дом хулы».

Жестокая казнь пустозерских сидельцев привела к обратному эффекту: среди староверов их стали почитать как священномучеников. На рубеже XVII–XVIII веков в районе Керженца, левого притока Волги, сложилась общность старообрядцев, в среде которой была написана икона Аввакума. Она хранится в коллекции Исторического музея и выставлена в 19 зале постоянной экспозиции. Икона содержит достоверное изображение опального протопопа, написанное по автопортрету, присланному из Пустозерского острога. Сюжетом для образа послужило видение Аввакума, явленное ему после расстрижения в 1666 году и описанное в пятой челобитной царю. По словам протопопа, он видел ангелов, Богородицу и самого Христа, благословившего его и сказавшего: «не бойся, аз есмь с тобою». На иконе Аввакум изображен в рост в молении. Его образ выразителен, индивидуален и исполнен трагизма. В руке протопоп держит свиток с призывом к противостоянию церковной реформе. В золотых облаках Христос держит «ответ», лично сказанным протопопу во время видения. Стиль, в котором выполнена икона, называется у старообрядцев «баронским». Он был распространен на рубеже XVII–XVIII веков. Созданный художником характерный облик Аввакума лег в основу его поздних изображений на иконах и миниатюрах XIX века.

О портретном сходстве хлудовской иконы священномученика протопопа Аввакума с реальной исторической личностью Аввакума

«Огнём да кнутом, да виселицею хотят веру утвердить! Которые-то апостолы научили так? — не знаю. Мой Христос не приказал нашим апостолам так учить».

(«Житие протопопа Аввакума, им самим написанное»)

В собрании Исторического музея хранится созданная в последней четверти XVII – начале XVIII вв. икона священномученика протопопа Аввакума. Насколько иконописный образ схож с реальной исторической личностью?

Хранящаяся в ГИМе хлудовская икона протопопа Аввакума — единственная в своём роде и самая ранняя по времени создания. Название своё она получила по фамилии первого владельца, купца А. И. Хлудова. После его смерти икона Аввакума вместе со всей коллекцией памятников древнерусской письменности и старообрядческой литературы перешла по завещанию купца в Московский Никольский единоверческий монастырь за Преображенской заставой. Здесь икона находилась до закрытия монастыря в 1923 г. В том же году поступила в Исторический музей. Икона небольшая — 12,3 на 14,5 см. В стенах музея она была очищена от плотного слоя почерневшей олифы, остатки которой сохранились на отдельных деталях облачения Аввакума и в других местах иконы. В связи с подготовкой каталога собрания древнерусской живописи ГИМ сотрудники музея изучили икону при помощи электронного оптического прибора для обнаружения более поздних наслоений. Следов поздней записи икона не имеет.

Слово «протопо́п» произошло от сочетания древнегреческого  «πρῶτος» («первый») и церковнославянского «по́пъ» («священник»). Первый священник, высший сан белого духовенства, существовавший в Русской православной церкви с XVI в. до начала XIX в. Изначально протопоп являлся главой протопопии, т. е. церковной округи. В начале XIX в. наименование «протопоп» полностью заменено на «протоиерей» в Русской Православной церкви. В старообрядческих общинах обозначение «протопоп» сохраняется до сих пор.

Аввакум Петрович Кондратьев (1620–1682) родился в нижегородской земле, боролся за старую веру против церковных преобразований царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Был автором обличительных посланий, челобитных об отмене «еретических» греко-латинских новшеств, а также автобиографического «Жития». За свои религиозные убеждения и вероучительные взгляды Аввакум провёл в ссылках и заточении около 30 из 62 лет своей жизни. В 1666 г. на Большом Московском соборе был расстрижен и предан анафеме. В 1682 г. в Пустозёрске Аввакум был сожжён в срубе за «великие на царский дом хулы». Он пользовался огромным авторитетом среди старообрядцев при жизни, а после мученической смерти авторитет его только увеличился. Протопоп Аввакум почитается либо святым, либо мучеником старообрядцами всех согласий. Изображение Аввакума относится к наиболее почитаемым изображениям в старообрядческих общинах и семьях. Иконы этого святого появились уже в конце XVII в. на реке Керженец в нижегородских землях, на родине Аввакума. В начале XVIII в. была написана церковная старообрядческая служба Аввакуму, Павлу Коломен­скому и другим исповедникам и страдальцам. С 1906 г. было разрешено почитать память Аввакума, а также строить пределы церквей в память о нём. Официально протопоп Аввакум и «иже с ним пострадавшие» были канонизированы в 1917 г. на Освященном соборе старообрядцев в Москве.

Однако установившаяся традиция почитания Аввакума никак не была связана с существовавшим до начала XVIII в. кругом, где создавалась т. н. «хлудовская икона». Образы Аввакума выбирались иконописцами в XIX–XX вв. произвольно, по их усмотрению. В среде беспоповцев его изображали на иконах без символического нимба и без индивидуальных особенностей.

Сюжетной канвой хлудовской иконы послужило видение протопопу Аввакуму, которое было ему в «Вознесеньев день» в тюрьме подмосковного Николо-Угрешского монастыря после его расстрижения в 1666 г. Видение было описано Аввакумом в челобитной царю Алексею Михайловичу в 1669 г. По его словам, ему явились образы Христа, Богородицы и святых.

На иконе протопоп Аввакум, представленный в полный рост, занимает правую часть иконы. Изображение Аввакума и фон иконы вполне традиционны, однако при этом в её композиции отчётливо прослеживаются оригинальные черты. Художник придал лицу Аввакума живой выразительный облик мыслящего человека с изрядной волей и силой, физической и духовной. Он нарисовал его таким, каким Аввакум был в действительности, каким он представляется на основании собственных сочинений и по рассказам его современников.

Аввакум изображён высокого роста, с ниспадающими кудрявыми каштановыми волосами с проседью и удлинённой прямой клинообразной бородой. Его лицо написано тонко, в не свойственной иконописным канонам манере. Оно сухощавое, узкое, несколько скуластое, щёки впалые. Лоб покатый, нависший, с мощными надбровными дугами, из-под которых видны большие, выпуклые, широко расставленные, глубоко сидящие глаза (вероятно, глаза голубые, по мнению В. И. Малышева). Нос длинный, прямой, узкий, с небольшой горбинкой, усы длинные, с проседью. Лицо отличается строгостью, имеет уверенное выражение, полное внутренней глубокой затаённой жизни. Над головой изображён нимб. Ладони рук тонкие и длинные. Правая рука поднята в благословляющем положении с двуперстным сложением пальцев. Левая рука согнута, прижата к поясу, держит развёрнутый свиток с текстом. На Аввакуме иерейское одеяние: подризник, епитрахиль, поручи и фелонь с оплечьем. Фелонь небогатая, ткань её напоминает набивные ткани с домашней ручной набойкой и имеет простой рисунок в народном стиле, близкий к растительному орнаменту. Украшение епитрахили состоит из четырёхугольных крестиков, расположенных по два в ряд. Автор иконы изобразил Аввакума не в заточении и не в простой одежде, а в иерейском облачении, что более приличествовало ему как святому.

В левом верхнем углу иконы изображён облачный сегмент с полуфигурами Христа, Богоматери и двух ангелов. Левая рука Христа поддерживает развёрнутый свиток с текстом, правая рука приподнята на уровне груди, пальцы сложены в двуперстие. На нимбе едва заметная и нечитаемая надпись. Фигуры Богородицы и ангелов даны в традиционных молитвенных позах. Фон иконы светлый, с остатками золота, следы позолоты сохранились также на нимбе Аввакума. Пространство до горизонта, окоём сферический, светло-зелёного цвета, лишён деталей. Поля иконы охряные. На верхнем поле иконы над фигурами две надписи: слева — «Ангели господни, Матерь Ѳу, Исус Христос», справа — «Священномученик Авъвакум». Аввакум в челобитной царю Алексею Михайловичу писал о сюжете, вошедшем в композицию иконы: «А се потом из облака госпожа Богородица яви ми ся, потом и Христос с силами многими, и рече ми: „Не бойся, аз есмь с тобою“». Художник передал через надписи на свитках в руках Аввакума и Христа идею борьбы за старую веру, изложенную в челобитной и других трудах протопопа. Надписи как бы являются словами этих лиц, дополняют друг друга. Аввакум призывает братию стоять в вере бесстрашно, твёрдо и незыблемо, а бог говорит:

«Не бойся призывать, я с тобою».

Кто мог быть автором иконы? Человек, хорошо знавший Аввакума при жизни, один из его сподвижников?

Среди старообрядцев-насельников Керженца были люди, лично знавшие Аввакума, которые могли составить его словесный портрет. Помимо духовного автопортрета, оставленного ревностным протопопом в его бессмертном «Житии», Аввакум являлся также автором своего рисованного автопортрета, имевшегося в письмах к керженскому старцу Сергию, земляку Аввакума. Проживавший в Ануфриевском скиту в Нижегородской земле, тот неоднократно встречался с Аввакумом, даже приходился ему любимым учеником. В «Сказании о распрях, происходивших на Керженце…» упомянуто о том, что в августе 1693 г. близкие к Сергию и Ануфрию старообрядцы решили написать «образ» Аввакума. Образ этот был одобрен его единоверцами и почитателями, с него в начале XVIII в. было сделано несколько копий.

Упомянутый автопортрет, написанный Аввакумом в Пустозёрском остроге в 1679 г., не сохранился до наших дней, но, вероятно, ещё существовал ко времени написания иконы. Возможно, автор хлудовской иконы был знаком с этим рисунком и держал его перед собой при написании образа Аввакума. Многие исследователи истории церковного раскола указывают на высокую вероятность того, что изображение Аввакума на хлудовской иконе носит портретное сходство с реальным историческим деятелем. Поскольку до нас не дошли другие изображения Аввакума, это единственный его сохранившийся образ. При этом следует понимать, что создавался он в традициях иконописи, а не художественного портретного изображения.

Как уже было сказано, в XIX в. икона принадлежала московскому купцу и промышленнику Александру Ивановичу Хлудову (1818–1882). Владелец был старообрядцем единоверческого согласия (это согласие признаёт новую реформированную церковь, но сохраняет прежние дореформенные обряды). Хлудов собирал памятники древнерусской письменности и старообрядческой литературы. От кого и когда поступила икона к Хлудову, неизвестно. Формированием его коллекции долгое время занимался И. В. Борисов, тоже старообрядец.

Имеется примечательное описание Аввакума, сделанное писателем П. И. Мельниковым-Печерским (автор «Сказания о подводном граде Китеже») и опубликованное в 1861 г. Мельников-Печерский в качестве чиновника по особым поручениям принимал непосредственное участие в закрытии керженских скитов в середине XIX в. Он хорошо знал жизнь волжского старообрядчества и сообщал, что встречал у старообрядцев икону Аввакума. На основании изображения иконы он дал первое в литературе описание внешности протопопа.

«Судя по этим иконам, — писал Мельников-Печерский, — Аввакум был высокого роста, широк в плечах, с длинной седой бородой, кудрявыми седыми волосами, имел большие глаза, прямой тонкий нос, лицо сухощавое».

Вероятно, в этом отрывке содержится описание хлудовской иконы или старого списка, точной копии с этой иконы. С неё ещё в начале XVIII в. было изготовлено несколько копий. При этом исследователь В. И. Малышев отмечал, что первая, былинная, часть описания («высок, широк в плечах») отражает, скорее, дань традиции, а вторая часть описания более конкретна.

Н. И. Субботиным в 1879 г. впервые был опубликован фрагмент хлудовской иконы (изображение только Аввакума), в 1906 г. её впервые опубликовали целиком. При этом приводились датировки — начало XVIII в., «по всем признакам не позднее».

Так, хлудовская икона была написана в Нижегородских землях, на родине Аввакума, примерно в августе 1693 г., вероятно, иконником Петром, близким к старцам Сергию, Моисею и Ануфрию — самым преданным ученикам Аввакума. Эта старинная икона представляет собой огромную научную, историческую и художественную ценность как единственное изображение протопопа Аввакума, которое носит портретное сходство с реальным историческим лицом.

Чулкова Ольга Александровна  экскурсовод 1-й категории

Список литературы:

  1. Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. СПб.: Издание А.С. Суворина, 1900. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения / Под общ. ред. Н. К. Гудзия. М.: Гослитиздат, 1960.
  2. Кожурин К.Я. Протопоп Аввакум: Жизнь за веру. ЖЗЛ: Вып. 1517. М.: Молодая гвардия, 2011.
  3. Паскаль П. Протопоп Аввакум и начало раскола / Пер. с фр. С.С. Толстого; науч. ред. Перевода Е.М. Юхименко. М.: Знак, 2011.
  4. Шашков А.Т. Аввакум // Православная энциклопедия. Том 1: А–Алексий Студит. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2000. С. 83–87.
  5. Аввакум Петрович. Энциклопедический словарь, составленный русскими учеными и литераторами. Т. I. СПб., 1861. С. 149–154.
  6. Материалы для истории раскола за первое время его существования / под ред. Н. Субботина. Т. V. М., 1879.
  7. Малышев В.И. История «иконного» изображения протопопа Аввакума // ТОДРЛ. Т. XXII. М., 1966. С. 382–383, 386.
  8. Сказания о распрях, происходивших на Керженце из-за Аввакумовых догматических писем. В кн.: Материалы для истории раскола за первое время его существования / под ред. Н. Субботина. Т. VIII. СПб., 1887.

источник: Блог Исторического музея

Доброго здоровья!

Нужна Ваша молитвенная и ФИНАНСОВАЯ помощь на окончание реконструкции храма в Кызыле
реконструкция храма
Требуется помощь на продолжения реконструкции храма, Кызыл

4276 3100 3280 8901

на имя Евгения Александровича З.

Понравилось! поделись с друзьями:
Пономарь